Шульц, Михаил Михайлович

Статья на основе материалов из Википедии

{{Учёный | Имя = Михаил Михайлович Шульц | Оригинал имени = | Изображение = Schultz MM Glass electrode 1951.jpg | Ширина = 210px | Описание изображения = Со стеклянным электродом.
Химфак ЛГУ. 1951 | Научная сфера = физическая химия | Место работы = ЛГУ (СПбГУ), ИХС АН СССР (РАН) | Учёная степень = | Учёное звание =
| Альма-матер = ЛГУ | Научный руководитель = Б. П. Никольский
А. В. Сторонкин | Знаменитые ученики = | Известен как = | Награды и премии = {| style="background:transparent" | || || || |- | || || || |} {| | || |} }}

Михаил Михайлович Шульц (1 июля 1919, Петроград — 9 октября 2006, Санкт-Петербург) — , физикохимик. Труды по термодинамической теории, термодинамике гетерогенных систем, теории стёкол, химии и электрохимии стекла, мембранной электрохимии, теории ионного обмена и фазовых равновесий многокомпонентных систем, теории стеклянного электрода. С именем учёного связано становление pH-метрии и ионометрии, организация производства измерительной аппаратуры и материалов, широко используемых в медицине, химической и ядерной промышленности, в авиа— ракетно-космической технике, в сельском хозяйстве и многих других областях. Действительный член АН СССР (1979, с 1991 — РАН), Герой Социалистического Труда (1991), лауреат двух Государственных премий СССР. Художник.

Биография

Михаил Михайлович Шульц родился в русской православной семье[10].

Его отец Михаил Александрович Шульц (1896—1954) был офицером из последнего выпуска Императорского Морского Кадетского Корпуса (1916[11][12]; М. А. Шульц с 1920 по 1925 год — в командном составе Черноморского флота, репрессирован в 1925 году — 10 лет СЛОН, освобождён в 1937 году как ударник строительства канала Москва-Волга; реабилитирован в 1991 году).

Дед Михаила Михайловича — Александр Иванович (2-й) Шульц (1870—1935; женат на Екатерине Лачиновой), губернский пробирер, участник Первой мировой войны[13][14][15], естествоиспытатель-любитель, охотник, птицелов[16]; учёный — правнук полковника Ивана Александровича Шульца (1843—1912), гласного Санкт-Петербургской городской думы[17][18][1][1][19], председателя Оценочной комиссии домовладения столицы (с 1896 по 1912 год)[20][21], чьей женой была дочь полковника Наталья Васильевна Осипова[22]. Другой прадед М. М. Шульца — выдающийся русский физик Дмитрий Александрович Лачинов, женатый на шведке Лауре Бенедиктовне Нагель[23].

Михаил Михайлович — праправнук Александра Ивановича (1-го) Шульца (1809—1852), сотрудника А. Л. Майера.

Мать М. М. Шульца, Елена Сергеевна (1895—1991), выпускница школы ОПХ, ученица Н. К. Рериха и А. Р. Эберлинга[24], одна из семи дочерей делопроизводителя Императорской Академии художеств надворного советника Сергея Ивановича Барсукова (1864—1911) и Александры Васильевны Евдокимовой[25].

Schultz — правильная транскрипция, учёный — потомок немецкого скульптора, датского королевского медальера Антона Шульца (Anton Schultz — Шлезвиг-Гольштейн, Саксония, Гамбург, Дания, XVII—XVIII вв.), выполнявшего заказы Русского Двора ещё в Копенгагене[26] , и прибывшего на службу в Россию при Петре Великом[27][28]. Между тем, имеются публикации учёного со следующими формами написания его фамилии: Shultz, Shults, Shul’c и др.

М. М. Шульц был талантливым художником — приехав в Ленинград в 1937 году, он стоял перед выбором: поступать в Академию художеств или в университет… Хоть он и считал себя дилетантом, созданные им произведения позволяют говорить о зрелой реализации его дарования и по этой части. Но уникальное «синкретическое» применение нашли его способности в судьбоносные для «Данаи» минуты[29]. Вообще, ранее того и впоследствии, с реставраторами у него были тесные творческие связи — М. М. Шульц являлся консультантом, внештатным сотрудником Государственного Русского музея.

=== Краткая хронология научной, педагогической и административной деятельности[6][3] ===

  • 1937 — окончил с отличием среднюю школу в Старой Руссе, где оказался с матерью и сестрой Ириной как сын «врага народа», «участника контрреволюционного монархического заговора» (по ограничению мест проживания для административно высланных — «минус 6»[30]; первоначально обосновались в Порхове).
  • 1937—1941 — студент химического факультета ЛГУ.
  • 1938 — вступил во Всесоюзное химическое общество им. Д. И. Менделеева.
  • 1941—1945 — доброволец, старший лейтенант, начальник химслужбы батальона. На фронте встретил свою будущую жену, телеграфистку, впоследствии учительницу Нину Дмитриевну Паромову[31][32], с которой прожил 62 года[2][33].
  • 1946 — вступил в ВКП(б) (кандидат с 1944 года)[34] — о выходе заявления не подавал, но и в КПРФ не состоял.
  • 1947 — окончил с отличием химический факультет ЛГУ.

Наградной лист М. М. Шульца

Тогда я привёз в батальон книгу [[Партингтон, Джеймс Риддик

М. Шульц. Кольцо автобуса. Акварель. 1968

Г. А. Шульц. Портрет М. М. Шульца. Бронза. 1969

Он был племянником русско-французского художника Льва Александровича Шульца и скульптора Гавриила Александровича Шульца. И если с первым Михаил Шульц смог «познакомиться», по ряду непреодолимых обстоятельств, только после 1991 года, то Гавриил Шульц играл определённую роль и в становлении личности племянника с «младых его ногтей», — в мировоззрении того, как художника, впоследствии, после войны, дружба связывала их почти сорок лет, на протяжении которых они оказывали друг другу моральную поддержку, деля радости и печали, прибегая к взаимной помощи в решении своих проблем, о чём свидетельствует их интенсивная переписка (в архиве учёного сохранилось более 400 писем Г. А. Шульца). Благодаря ему Михаил Шульц имел возможность накоротке общаться со многими художниками, быть «своим» в этой среде, а учёные круга Михаила Михайловича хорошо знали этого импозантного (почти двух метров ростом), обаятельного и лёгкого в общении — его старшего друга.

Учёный также увлекался фотографией, садоводством, принимал активное участие в родословных исследованиях.

Научные достижения

Основные направления исследований

М. Шульц. «Осенняя роща 2». Пастель, 1995

Михаил Шульц — автор фундаментальных трудов по физической химии, термодинамической теории, термодинамике гетерогенных систем, химии и электрохимии стекла, мембранной электрохимии, теории ионного обмена и фазовых равновесий многокомпонентных систем, теории стеклянного электрода, всего — более 500 научных работ (свыше 650 публикаций), в том числе ряда монографий, ок. 20 изобретений[37][38]. С его именем связано становление pH-метрии и ионометрии, создание и организация производства измерительной аппаратуры и материалов, широко используемых в медицине, химической и атомной промышленности, в авиа-космической технике, в сельском хозяйстве и многих других областях. Он стоит у истоков промышленного производства pH-метров. Ученым проведены исследования тугоплавких оксидов и гетерогенных систем, разработан метод расчета изменений термодинамических свойств гетерогенных систем по данным о составе сосуществующих фаз и изменениях химического потенциала только одного компонента («метод третьего компонента», помимо естественнонаучной, имеющий глубокую философскую подоплёку[39], и называемый ещё «методом Шульца-Сторонкина»)[40][41][42][43][44]. М. М. Шульц обобщил условия устойчивого равновеся Гиббса для гетерогенных систем (1954). В рамках термодинамической теории существует «правило Филиппова-Шульца»[45][46]. Особым разделом в научном творчестве М. М. Шульца явилось изучение термодинамических свойств методом масс-спектрометрии. Получено обобщение экспериментальных данных о процессах испарения и термодинамических свойствах силикатных, боратных, германатных и фосфатных расплавов при высоких температурах. В количественном соответствии с результатами методов ЭДС и калориметрии определены термодинамические функции ряда систем. Этот метод особенно перспективен для исследования многокомпонентных систем, имеющих широкие практические области применения и по определённым причинам недоступных исследованиям другими термодинамическими методами. В последние годы научной деятельности М. М. Шульца получили развитие работы, направленные на создание единой шкалы pO для оксидных расплавов и исследование процессов стеклования[3].

Стеклянный электрод. Наука о стекле. Окислительный потенциал

М. Шульц. «Пирс». Карандаш. 1968

В 1951 г. М. М. Шульцем первым термодинамически строго доказана натриевая функция различных стёкол в разных областях pH, чем подтверждена справедливость одной из ключевых гипотез ионообменной теории стеклянного электрода — термодинамическая теория стеклянного электрода Никольского—Шульца—Эйзенмана[47], и что предвосхитило многие направления дальнейших исследований, а его первый труд «Исследования натриевой функции стеклянных электродов» относится к наиболее значительным из всех написанных по стеклянному электроду и открывает путь к промышленной технологии последнего, — формированию ионометрии со стеклянными, позднее — с мембранными электродами. В контексте развития «обобщенной» теории стеклянного электрода учёным установлено влияние механизма диффузионных процессов в стёклах и ионитах на их электродные свойства и получены новые количественные выражения, в которых учитываются динамические и энергетические характеристики ионообменников. М. М. Шульцем введено в термодинамическое рассмотрение процессов в мембранах представление о различной способности к диссоциации ионогенных групп стекла, что позволило в строгой аналитической форме связать электродные свойства стёкол и ионитов с их химическими особенностями.[4][48][49]. Возглавляя основанную им Лабораторию электрохимии стекла, выполнявшую совместно с рядом учреждений правительственное задание по разработке средств рН-метрии (с 1954), М. М. Шульц организовал систематизированное исследование электродных свойств стекол в зависимости от их состава, введя в практику в числе прочих — оригинальный метод использования с этой целью и самого стеклянного электрода («электродный метод»)[5].

М. Шульц. «Вечер в Клайпеде». Акварель, гуашь. 1970

В 1950—1960 гг. М. М. Шульцем с сотрудниками на основании представительных серий стёкол было оценено влияние третьего компонента на электродные свойства щелочно-силикатных стёкол (в качестве такового выступал практически любой элемент периодической системы Д. И. Менделеева, способный присутствовать в стекле)[6][3].

М. М. Шульц показал возможность получения стеклянного электрода с red-ox функцией (1964), что позволило создать принципиально новую измерительную технику без применения драгоценных металлов, что дало огромный экономический эффект[6][50].

Силикаты

С назначением М. М. Шульца директором Института химии силикатов, учёному была доверена координация изысканий уникального центра, связанных с фундаментальными исследованиями обширного класса химических соединений — с изучением строения, структуры, состава и свойств веществ, в основе которых лежит кремний, в сочетании с кислородом и другими элементами на 90 % составляющий земную кору. Таким образом, основной задачей института являются исследования веществ наиболее распространённых в природе и, соответственно — в практике. Последнее предопределяет следующие, вторичные для данного учреждения изыскания: либо разработку на основе изучения силикатов аналогов различных минералов, либо — совершенно новых веществ, по тем или иным качествам превосходящих любые существующие в природе — создание таких важнейших материалов, как цемент, керамика, стекло, огнеупоры, эмали, покрытия, красители, используемые в строительстве, металлургии, в химической, оптической, электротехнической, авиационной, космической и других отраслях промышленности.

М. М. Шульц, придя в институт, в первую очередь основательно расширил применение термодинамических методов в исследовательской практике этого учреждения. Рядом важных свойств отличалась административная манера учёного. Возглавив большой коллектив исследователей, он не подчинил их деятельность своим интересам — с целью развития наиболее близких ему по тематике направлений в институте была создана лишь небольшая исследовательская группа; учёный не стал также замыкать большую часть проводившихся работ в пределах выгодных прикладных тем или выигрышных «модных» направлений, уводящих от фундаментальных исследований, свойственных основному предназначению этого учреждения (неотраслевую сущность и задачи его многократно подчёркивал ещё основатель института Илья Васильевич Гребенщиков[51][52]), тенденцию эту Михаилу Михайловичу удалось сохранить даже в самое тяжёлое для отечественной науки время[53].

М. Шульц. Оттепель. 1978. Акварель

М. Шульц. «Ветер». Масло на пластике. 34,9 Х 18,7 см 1987

Особенности М. М. Шульца, и как учёного, и как администратора отмечали многие. В числе их был и профессор Иван Фёдорович Пономарёв (1882—1982), «патриарх» силикатчиков, ученик Н. С. Курнакова и Г. А. Таммана, «заставший» ещё Д. И. Менделеева, сотрудничавший с Е. В. Бироном. Он был автором перевода монографии, настольной книги силикатчиков «Кремнезем и силикаты» А. Л. Ле Шателье, с которым был знаком и состоял в переписке. Иван Фёдорович, являясь вместе с И. В. Гребенщиковым, П. П. Будниковым и другими учёными одним из инициаторов создания Института химии силикатов, приветствовал назначение М. М. Шульца на должность руководителя этого исследовательского центра и пристально следил за его деятельностью. И. Ф. Пономарёв, проживший сто лет, до последних дней своих сохранял светлое сознание и ясность ума, последнее письмо учёный прислал М. М. Шульцу в 97 лет[54].

Согласно концепции стекла, сформированной М. М. Шульцем, им предложена новаторская идея введения для стекол и расплавов, по аналогии с pH для водных растворов, меры кислотности — pO (отрицательный логарифм активности кислородных ионов O2−) и стандартизации методов её измерения: степень рО обратнопропорциональна степени основности и концентрации оксида[3]. Идея эта, являя собой продолжение «растворной» тематики в традициях менделеевской школы, реализует также чаяния и предположения, высказанные Д. П. Коноваловым ещё в 1898 г. на X съезде Естествоиспытателей и врачей[55].

М. М. Шульц участвовал в создании волоконных световодов из безводного кварцевого стекла в сотрудничестве с академиком А. М. Прохоровым, академиком Е. М. Диановым и другими учёными[6]. Под руководством и при непосредственном участии М. М. Шульца разработаны жаропрочные неорганические покрытия для защиты конструкционных материалов космической техники (в том числе для военной ракетной техники, для космического корабля многоразового использования «Буран») и тонкослойные покрытия на полупроводниковый кремний для электронной промышленности, органо-силикатные корозионностойкие, антиобледенительные, электро- и теплоизоляционные, радиационностойкие покрытия для строительства, электротехники и судостроения. Немал вклад учёного в деле разработки новых строительных материалов[6][3]. Из проектов этого профиля следует отметить, например, осуществление в последние годы научного руководства академиком М. М. Шульцем исследований по программе «Инженерного центра каменного литья», выполнявшего заказы нескольких крупных строительных организаций[56].

Традиция, преемственность, сотрудничество

Михаил Шульц. 1986

М. М. Шульц, как и многие его предшественники и непосредственные учителя Б. П. Никольский и А. В. Сторонкин, принадлежал во всех направлениях своих исследований к школе М. В. Ломоносова — Д. И. Менделеева — Д. П. Коновалова — М. С. Вревского (разумеется, с включением в данное научное «родословие», в части его, касательство имеющей к термодинамике, Д. У. Гиббса). Это справедливо и в отношении его трудов в науке о стекле — учёный по праву занял место в когорте российских её создателей, которую составили: М. В. Ломоносов, Д. И. Менделеев, И. Ф. Пономарёв, Н. Н. Качалов, И. И. Китайгородский, И. В. Гребенщиков, А. А. Лебедев, Р. Л. Мюллер[57][58], К. С. Евстропьев[59], Е. А. Порай-Кошиц и многие другие, менее известные, но не забытые.

Как художник М. М. Шульц хорошо понимал и в своей научной работе, что «всякая концепция есть только образ и картина физических реальных явлений… нельзя, ослепляться образом или картиной и видеть в них реальные факты». Воображаемые и чисто интуитивные модели сыграли важную роль — даже отрицательные результаты ведут к более глубокому постижению, в то же время рассмотрение физической величины как qualitas occula (мистическое, потаенное), ведёт в тупик[7][60].

Руководствуясь этим принципом он стремился в научных изысканиях, в том числе и в совместных—с учениками и сотрудниками; -- рассматривать теоретические положения с разных точек зрения, понимая, что в «метафизической концепции» новый ракурс подразумевает и новые возможности для решения тех или иных задач, исследований, ход которых он обязан был сформулировать и представить к реализации. Об этом красноречиво говорит и организаторский вектор его, не только как научного руководителя, но и как ответственного администратора: фундаментальные исследования и выполнение конкретных практических заданий, полученных коллективом как государственным учреждением. Это многократно подчёркивалось в публикациях, посвящённых деятельности учёного[7].

В частности, именно это сказано одним из его учеников, профессором А. А. Белюстиным в статье, предваряющей первую академическую библиографию исследователя (1989): диссертация М. М. Шульца (1964) формулирует задачи направлений длительных исследований лаборатории электрохимии стекла НИИХ ЛГУ. Но через 25 лет после защиты не все они были решены, однако достигнутое было весьма впечатляющим. «Мы видим проявление характерной для всей его научной деятельности черты: теснейшую связь «высокой теории», разработки фундаментальных проблем науки с вопросами практики». Закономерна взаимосвязь между всеми направлениями его научного творчества, в котором по сути нет случайных работ—каждая является шагом вперёд, и каждая становится в дальнейшем «кирпичиком или целым блоком в здании науки, которое со своими коллегами и учениками возводит академик М. М. Шульц»[6].

Школа М. М. Шульца — это 45 кандидатов наук, 8 докторов, из них двое — члены-корреспонденты РАН. Процесс становления учёного включает не только постижение теории и формальную практику, но и приобщение к научному мировоззрению руководителя, освоение методики эксперимента и развитие оригинальной методологии наставника. В соответствии со спецификой этой естественнонаучной школы к ней принадлежат не только универсанты, это — все сотрудники университетской лаборатории, и работавшие в институтской группе. С привлечением базы института выполнялись дипломные работы. Нужно отметить, что данная особенность служила тесному научному взаимодействию не только Института химии силикатов с университетом, но и многих других организаций, а многие их сотрудники также принадлежат к школе академика М. М. Шульца, и среди тех, кто через неё продолжает вышеозначенную традицию: И. Ю. Арчаков, В. А. Багатурова, Г. С. Багдасарова, А. А. Белюстин, С. А. Беседина, В. С. Бобров, Н. В. Борисова, И. М. Бушуева, И. В. Валова, Н. М. Ведищева, В. А. Долидзе, О. С. Ершов, Г. Г. Иванов, И. С. Ивановская, Е. Л. Кожина, В. Г. Конаков, Р. Константинова, Г. П. Лепнёв, Р. Мейсснер, Нгуен Тхе Хыу, А. И. Парфёнов, М. М. Пивоваров, А. М. Писаревский, И. П. Полозова, А. Г. Сармурзина, Э. П. Саруханова, А. С. Сергеев, С. А. Симанова, Н. А. Смирнова, В. Л. Столярова, Су-Южень, А. М. Тойкка, В. М. Ушаков, Э. Хайденрайх, А. Н. Хуцишвили, Чень Деюй, Б. А. Шахматкин, С. И. Шорников, Х. М. Якубов и др.; но в некоторой степени причастны к ней, конечно, и все посещавшие лекции М. М. Шульца в Санкт-Петербургском университете и «техноложке»[6][3][61]. Школа «Термодинамика и химическое строение стекла и оксидных расплавов» (ИХС РАН), основанная академиком М. М. Шульцем, отнесена к числу ведущих научных школ России[62]

Михаил Шульц. Погожий денёк. 1970-е. Темпера

Учёный в течение более чем шестидесяти лет сотрудничал с очень многими исследователями — с довоенных лет, когда он начал работать над стеклянным электродом. Первые же опыты «внешнего» сотрудничества, вне стен университета, относятся к послевоенному времени, когда разработка средств контроля среды ядерного синтеза и формирования оружейного плутония имела первостепенное значение (именно в этих процессах крайне выжно термодинамическое понимание механизма натеривой функции и обратимости стеклянных электродов, которые незаменимы для аппаратного мониторинга pH растворов разделения урана и плутония, когда требования к корректности показаний аппаратуры без её калибровки чрезвычайно высоки), и впоследствии — с физиками и биологами, медиками и почвоведами, инженерами, производственниками и мн. др.

С конца 1940-х и вплоть до конца 1960-х годов М. М. Шульц поддерживал активные творческие отношения с П. А. Крюковым, ещё с 1930-х годов, как и сам М. М. Шульц, работавшим над стеклянным электродом, впоследствии — видным специалистом в гидрологии, океанологи и других смежных областях[63]. Двадцать лет они вели деловую переписку.

Первое большое и продолжавшееся много лет сотрудничество было связано также с pH-метрией, стеклянным электродом, с организацией его массового производства. Это были интенсивное взаимодействия с московскими (В. П. Юхновский, А. С. Беневольский и др.) и харьковскими учёными (В. В. Александров, Н. А. Измайлов), с Тбилисским СКБ «Аналитприбор» (В. А. Долидзе, Г. А. Симонян и мн. др.), а также — с «почтовыми ящиками» и многими другими организациями. В период с момента включения Гомельского завода измерительных приборов в производство аналитической аппаратуры в 1959 году только по 1967 год выпуск электродов стеклянных и вспомогательных — промышленного и лабораторного назначения, вырос с 1,5 тыс. почти до 2 млн шт. Количество электродного стекла всех типов, сваренного на заводе за этот же период выросло с 1 тыс. более чем до 200 тыс. кг[6][3].

Уже в пятидесятые годы ряд публикаций М. М. Шульца привлёк внимание иностранных учёных. Запросы делали: крупнейший специалист по теории стеклянного электрода академик Венгерской АН Б. Лендьел (венг. Lengyel Béla), известный английский «стекольщик» профессор Р. У. Даглас (англ. R. W. Douglas, впоследствии президент ICG[8] — см. ниже), выдающийся немецкий учёный, пионер электрохимической сенсорики академик К. Швабе (нем. K. Schwabe)[64]. Высочайшую оценку деятельности в развитии pH-метрии Б. П. Никольского и М. М. Шульца дал один из самых авторитетных специалистов в данной области — Р. Г. Бейтс (англ. Roger G. Bates[65]; с 1979 года М. М. Шульц входил в состав советской рабочей группы по сотрудничеству АН СССР и Национального бюро стандартов США, однако уже в профиле своей деятельности на посту директора ИХС — в том числе и в формировании Номенклатуры неорганических соединений ИЮПАК). В 1964 году американский биофизик Дж. Эйзенман (англ. G. Eisenman) издал объёмную монографию, в которую было включено несколько работ Б. П. Никольского, М. М. Шульца и др.

Михаил Шульц. Инженерный замок. 1960. Темпера

Многолетнее сотрудничество с 1950—1960-х годов связывало учёного с биологами, цитологами, медиками и почвоведами, это — сотрудники Института цитологии А. С. Трошин и А. А. Лев, плодотворной была работа с известным латвийским медиком, одним из основоположников теории внутрижелудочной pH-метрии Е. Ю. Линаром[66]. В то время, между прочим, М. М. Шульцем с сотрудниками успешно велась разработка радиокапсулы для гастроскопи этим методом — в период с 1950-х годов до недавнего прошлого — аналогичные задачи решались многими учёными развитых стран. Успешно развивалось сотрудничество с одним из первых учёных, занимавшихся микроэлектродным измерением электрического мембранного потенциала клетки — московским биофизиком Г. А. Куреллой[67]. Многие годы, с 1968-го, М. М. Шульц сотрудничал с академиком Ю. А. Овчинниковым, они работали в «мембранных» комиссиях академии, регулярным были их творческие контакты не только в пределах этой темы.

Первостепенное значение в научном творчестве имеет, как известно, такая древняя его форма как диалог (учёный отмечал важность для него живого общения — об этом знали многие). Он участвовал в бесчисленном множестве дискуссий, конференций, семинаров и других научных форумов. Существует много свидетельств его умению полемизировать, обладанию чувством юмора, его выдержке и такту в научной беседе. Эти его качества учитывались при поручении ему достаточно ответственных функций дипломатического характера, этим же определялось в какой-то степени его участие во многих комиссиях и комитетах.

В июле 1978 года в Йене (ГДР) в Университете имени Ф. Шиллера прошёл 1-й Коллоквиум Отто Шотта (1 Internationales Otto-Schott-Kolloquium. Der Friedrich Schiller Universität. Jena. 10 — 14 Juli 1978), посвящённый памяти немецкого «стекольщика», деятельность которого очень тесно связана с университетом научным сотрудничеством с Эрнстом Аббе (Ernst Abbe), известным немецким учёным, физиком-оптиком, создателем теории формирования изображений в микроскопе и технологии важных разделов оптико-механической промышленности. Программный комитет коллоквиума составили те, кто входил в число основных инициаторов мероприятия — профессора В. Фогель (нем. W. Vogel; ГДР), М. М. Шульц (СССР) и Н. Й. Крейдль (англ. Norbert J. Kreidl; США). Эта традиция продолжается и поныне[68]. И это лишь частный пример, иллюстрирующий активную роль М. М. Шульца в вопросах взаимодействия исследователей — он был в числе организаторов очень многих мероприятий такого рода.

Михаил Шульц. Гроза над Васильевским. 1969. Тушь

Невозможно назвать всех, кто в той или иной форме был сотрудником и соавтором М. М. Шульца, но нельзя обойти молчанием и его совместный научный труд с Е. А. Матеровой, О. К. Стефановой, О. В. Мазуриным, В. Л. Столяровой, В. И. Рахимовым, Р. Б. Добротиным, В. В. Моисеевым; — и тот стимул, который давало этим исследованиям, возможно, не всегда строго предметное, но взаимно обогащавшее соприкосновение с такими учёными, как С. А. Щукарев, Ю. В. Морачевский, Г. Н. Флёров, Е. Ф. Гросс, А. М. Прохоров, Н. Н. Семёнов, А. И. Берг, Н. М. Жаворонков, В. А. Фок, Ж. И. Алфёров, А. Н. Мурин, И. П. Алимарин, В. И. Гольданский, К. Я. Кондратьев, Н. П. Харитонов, А. Н. Лазарев, В. Н. Филиппович, Н. А. Торопов, Н. А. Домнин, Я. В. Дурдин, Е. А. Порай-Кошиц, К. П. Мищенко, К. С. Евстропьев, Л. С. Лилич, В. М. Вдовенко, М. С. Захарьевский, А. Г. Морачевский, М. П. Сусарев, В. В. Пальчевский, Ф. М. Куни, Х. М. Якубов и многими другими участниками общего дела — созидательного познания природы.

Михаил Шульц. Туманный Париж. 1976. Масло

Много лет развивалось сотрудничество с венгерскими, немецкими, индийскими, французскими, американскими, итальянскими, испанскими, японскими, чешскими и словацкими, китайскими учёными, исследователями многих других стран. Среди них были такие признанные специалисты в своих дисциплинах, как Д. Изард (англ. J. O. Isard), Ф. Бауке (нем. F. Baucke), Э. Пунгор (венг. E. Pungor); — президенты ICG: Н. Й. Крейдль (англ. N. J. Kreidl, US), Д. Стивелс (нидерл. J. M. Stevels, NL), Р. У. Даглас (англ. R. W. Douglas, UK), E. Станек (чеш. J. Stanek, CZ), П. Жиляр (фр. P. Gilard, BE), Х. Шольце (нем. H. Scholze, DE), В. Готтарди (итал. V. Gottardi, IT), В. Приндл (англ. W. R. Prindle, US), Й. Петцольдт (нем. J. Petzoldt, DE), Д. Пай (англ. L. D. Pye, US), Х. Шаффер (нем. H. A. Schaeffer, DE), А. Яраман (A. Yaraman, TU), Н. Сога (N. Soga, JP)[8] и мн. др. Плодотворными были научные контакты с известным геохимиком, минералогом, таким же последовательным сторонником насажденения термодинамических методов, А. Муаном (норв. Arnulf Muan, США), который в начале 1970-х годов вёл курс лекций в Москве, тогда же он посещал Институт химии силикатов[69]. Много лет поддерживали научный диалог М. М. Шульц и Ф. Брэй (англ. Philip Bray, США) — пионер исследований стёкол методом ЯМР[70][71]. Такими же взаимно полезными были — сотрудничество и с профессором П. Хагенмюллером (фр. Paul Hagenmuller, Франция) и многими другими французскими учёными; — некогда возглавлявшим французскую космическую программу, а впоследствии — одним из руководителей старейшей французской стекольной компании Сан-Гобен, президентом ICG Ж.-П. Коссом (фр. J.-P. Causse)[8][72], — работа с английским «стекольщиком» профессором А. Райтом (англ. Adrian C. Wright)[3][73][74], — американской исследовательницей И. Менгер (англ. Eve Menger), представлявшей правительственную программу и крупнейшую стекольную корпорацию Корнинг[75].

Много сделав для отечественного естествознания, — для развития международного научного сотрудничества, М. М. Шульц, прежде всего, озадачен был интересами России, — собственным он уделял мало внимания, вероятно, его можно отнести к ныне редко встречающимся романтикам науки.

Михаил Шульц. Катушки. 1973. Гуашь

В 1978 году М. М. Шульц был включён в Совет Международной Комиссии по стеклу, единственного в то время объединения, в котором были представлены все развитые страны мира: учёному принадлежит заслуга принятия в 1979 г. России в эту наиболее авторитетную организацию данного профиля (ICG — осн. в 1933 г.[76]), первым её ассоциированным членом, представлявшим страну, стал Институт химии силикатов АН СССР; а в июле 1989 году, в дни своего 70-летия, М. М. Шульц был президентом проходившего в Ленинграде XV Международного конгресса по стеклу[77]. 7-9 сентября 1999 года прошла Международная конференция «Термодинамика и химическое строение расплавов и стёкол», посвящённая 80-летию академика М. М. Шульца (Санкт-Петербург, ИХС, Российская Академия Наук)[3]. Он был президентом Российского керамического общества (1995—2002). 1 июля 2009 года в день 90-летия академика М. М. Шульца в Институте химии силикатов прошла конференция, посвящённая памяти учёного.[78].

Награды и научное признание

М. Шульц. Инженерный замок II. 1960. Темпера, гуашь.

  • 1996 — Лауреат премии Международной академической издательской компании (МИАК) «Наука-Интерпериодика» за цикл статей «Термодинамика стёкол и стеклообразующих расплавов; теория и эксперимент»;
  • 2000 — Лауреат премии Международной академической издательской компании (МИАК) «Наука—Интерпериодика» за цикл статей «Современная термодинамика и теоретические исследования»;
  • 2003 — лауреат премии им. Д. И. Менделеева за цикл фундаментальных и прикладных исследований в области физико-химии и термодинамики оксидных систем, обеспечивающих создание новых стеклообразных и керамических материалов для машиностроения, строительства и приборостроения[9] (в числе трех естествоиспытателей города, награждённых по случаю 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга);
  • Почётный профессор Технологического института (1998)
  • Почётный профессор СПбГУ (2005);
  • Заслуженный инженер России (11 сентября 2000)[79];

С 1991 года к государственным наградам орденского статута не представлялся.

7 апреля 2001 года президентом В. В. Путиным без видимых формальных поводов и причин — «за большой вклад в развитие отечественной науки и подготовку высококвалифицированных кадров» академику М. М. Шульцу была выражена благодарность.[80][81][82]

Удостоен многих медалей, в том числе «За оборону Ленинграда» (1943), «За трудовое отличие» (1961), «Ветеран труда» (1985), медалей ВДНХ, и иностранных, государственных грамот и др. специальных наград. М. М. Шульц был председателем и состоял во многих государственных и международных комиссиях, комитетах и научных обществах.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • Мемориальная доска на фасаде здания Института химии силикатов им. И. В. Гребенщикова — стрелка Васильевского острова, набережная Макарова, дом № 2. Доска открыта в день 90-летия академика М. М. Шульца — 1 июля 2009 года[83][84].

Примечания

Литература

М. Шульц. Небо в реке (Сена). 1975. Темпера

Ссылки

Химический факультет Санкт-Петербургского государственного университета
I am not robot