Присоединение Эстонии к СССР

Статья на основе материалов из Википедии

Присоедине́ние Эсто́нии к СССР — политический процесс в истории Эстонии, приведший Эстонскую Республику к включению её в состав СССР. Аннексия и советизация Эстонии стали следствием подписания СССР и нацистской Германией в августе 1939 года договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, секретный протокол которого зафиксировал разграничение сфер интересов этих двух держав в Восточной Европе. Этот процесс был частью общего процесса включения всех трёх стран Балтии в состав СССР .

В 1939—1940 годах СССР путём давления и угроз добился размещения на территории Эстонии крупного воинского контингента, а затем и смены правительства страны. Руководимые представителями СССР эстонские левые провели выборы в парламент, который объявил Эстонию советской социалистической республикой и попросил о вступлении в состав СССР. Следствием этих событий стала инкорпорация Эстонии в состав Советского Союза, советизация и массовые репрессии.

Различные политико-правовые оценки этих событий вызывают споры и конфликты до сегодняшнего дня.

История советско-эстонских отношений

Также по теме: Российско-эстонские отношения, Создание Эстонской Республики, Эстонская освободительная война
В результате развала Российской империи большевики столкнулись с проблемой отколовшихся национальных окраин, включая Эстонию. После провала попытки установить советскую власть в Эстонии в ходе советско-эстонской войны, 2 февраля 1920 года РСФСР и Эстония заключили мирный договор, в соответствии с которым Советская Россия отказывалась от всяких суверенных прав на народ и территорию Эстонии, и первой в мире признавала де-юре Эстонскую Республику. При заключении договора Россия руководствовалась принципом самоопределения народов. Этот договор завершил военные действия между Россией и Эстонией, при этом тот факт, что Эстония выбрала другой путь развития, в качестве серьёзного препятствия не воспринимался, поскольку из-за продолжающейся Гражданской войны будущее советской власти оставалось под вопросом, и большевистскому руководству было не до мировой революции.

Тем не менее, Советским Союзом инспирировались и поддерживались антигосударственные движения в Эстонии начала 1920-х годов, кульминацией которых стал организованный вооружённый мятеж 1 декабря 1924 года. После провала мятежа влияние СССР на внутриполитическую ситуацию в Эстонии резко снизилось, однако в меньших масштабах сохранялось, главным образом, через Коммунистическую партию Эстонии. Советский Союз поддерживал тесные отношения с будущим президентом Эстонии Константином Пятсом, который с 1924 года лоббировал советские интересы в Эстонии и получал в советском торговом представительстве зарплату консультанта в 8 раз бо́льшую, чем зарплата депутата парламента. В 1934 году СССР поддержал внешнеполитическое сближение Литвы, Латвии и Эстонии, а также продлил на 10 лет двусторонние договора о ненападении со всеми тремя странами.

Отказ от претензий на восстановление принадлежащих России до Первой мировой войны территорий был временным. Независимость балтийских государств рассматривалась в Кремле как неприемлемое явление, руководством СССР разрабатывались соответствующие военно-стратегические планы.

Переговоры СССР с Францией и Великобританией

Во второй половине 1930-х годов военное усиление нацистской Германии вызвало беспокойство у ряда европейских стран. Это беспокойство стало основанием для Франции и Великобритании в марте 1939 года вступить в переговоры с СССР в целях противодействия потенциальной немецкой экспансии[1]. В проекте договора, предлагавшегося Советским Союзом, присутствовало понятие «косвенной агрессии», предполагавшее право СССР ввести войска в пограничные государства, если он сочтёт, что их политика направлена против СССР. Ранее, в марте 1938 года, советский военный атташе в Варшаве заявил, что если Польша вторгнется в Литву, а немцы займут Мемель, то советские войска вступят в Эстонию и Латвию.

Это было расценено в прибалтийских столицах, а также Лондоне и Париже, как намерение оккупировать лимитрофы. Со своей стороны, прибалтийские государства категорически отказались от советской «помощи», заявили о своём строжайшем нейтралитете и объявили, что всякие гарантии, данные им без их просьбы, будут рассматривать как акт агрессии. По мнению Уинстона Черчилля,

препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения.
Как пишет российский историк Михаил Семиряга, граждане прибалтийских республик в то время, хотя и были недовольны своими правительствами, а некоторые были не против смены режима, в большинстве хотели жить в независимых государствах, а не в составе СССР.

Соглашение о коллективной безопасности в Европе достигнуто не было из-за требований СССР в отношении Восточной Европы и политики Запада по умиротворению Германии[1].

Советско-германский пакт

Молотов подписывает договор.
За ним Риббентроп, справа Сталин

Одновременно с переговорами с Англией и Францией СССР зондировал возможность наладить отношения с Германией. Итогом переговоров с Германией стало подписание 23 августа 1939 года Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова — Риббентропа)[1]. Германия и СССР сходились во мнении, что суверенитет малых государств, оказавшихся между двумя великими державами, подлежит ликвидации. Согласно секретному дополнительному протоколу о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства», предусматривалось включение Эстонии, Латвии, Финляндии, Восточной Польши и Бессарабии в сферу интересов СССР. Следствием этого пакта стала аннексия Эстонии Советским Союзом[13].

Хотя 17 сентября 1939 года, когда советские войска перешли польскую границу, Молотов в ноте дипломатическим представителям 24 государств, в том числе Латвии, Литвы, Эстонии и Финляндии, писал, что «В отношениях с ними СССР будет проводить политику нейтралитета», уже 25 сентября Сталин заявил послу Германии в СССР графу Шуленбургу, что он намерен «решить проблему Прибалтийских стран в соответствии с секретным протоколом» и в связи с этим ждёт поддержки со стороны германского правительства. Эта поддержка была получена. 28 сентября Германия взамен на Люблинское и часть Варшавского воеводства Польши уступила Советскому Союзу Литву, ранее отнесённую к зоне германских интересов.

При этом содержание секретных протоколов, хотя они и не были опубликованы, не стало загадкой, предположения вполне соответствовали истине. Так, посол СССР в Эстонии Кузьма Никитин сообщал, что «эстонцы распространяют слух, что у СССР с Германией существуют помимо отпечатанного договора тайные пункты, по которым они собираются разделить Польшу и Прибалтику». Текст протоколов о «зонах интересов» был однозначно понят Гитлером: 1 апреля 1940 года в Германии были изданы географические карты, на которых территории Литвы, Латвии и Эстонии были включены в состав СССР.

Навязывание договора о взаимопомощи

Главная статья: Пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой
Слухи о возможном включении Эстонии в состав СССР после 23 августа 1939 года резко изменили тональность сообщений советского посла. Так, в одном из сообщений он назвал Эстонию «бывшей провинцией» России, которую СССР может потребовать обратно. С началом войны Никитин отмечал серьёзные экономические трудности Эстонии и утверждал, что сложилась благоприятная ситуация для давления на Эстонию в советских интересах.

Елена Зубкова отмечает, что на переговорах о торговом соглашении между Вячеславом Молотовым и министром иностранных дел Эстонии Карлом Сельтером, которые начались 13 сентября, с 17 сентября произошёл резкий поворот: Молотов неожиданно заявил Сельтеру, что СССР «нужны выходы к Балтийскому морю». Зубкова полагает, что изменения были вызваны переходом в этот день Красной армией советско-польской границы. Эстония ответила отказом[4].

С началом Второй мировой войны Эстония объявила о своём нейтралитете. Но в ходе военных действий произошёл ряд инцидентов, в которые оказались вовлечены и прибалтийские страны — одним из них стал заход 15 сентября польской подводной лодки «Орёл» в Таллинский порт, где она была интернирована эстонскими властями, которые начали демонтаж её вооружения. Однако 17 сентября экипаж подлодки разоружил охранников и вывел её в море. Советский Союз заявил, что Эстония нарушила нейтралитет, предоставив убежище и помощь польской подводной лодке[3]. 19 сентября Вячеслав Молотов от лица советского руководства возложил ответственность за это происшествие на Эстонию, заявив, что Балтийскому флоту поставлена задача отыскать подлодку, поскольку она может угрожать советскому судоходству. Это привело к фактическому установлению морской блокады эстонского побережья. Блокада сопровождалась вторжением советских кораблей в территориальные воды Эстонии и обстрелом её побережья[2].

24 сентября Сельтер вновь прибыл в Москву по приглашению правительства СССР. Однако после обсуждения торгового соглашения Молотов снова поднял вопрос о польской подводной лодке, заявив, что Эстония отремонтировала и вооружила лодку, тем самым нарушив нейтралитет в пользу Польши, и далее в ультимативной форме потребовал заключения пакта о взаимопомощи, который также «обеспечивал бы Советскому Союзу права иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации»[3]. Молотов заявил, что Советскому Союзу для укрепления безопасности необходим выход в Балтийское море: «Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется искать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии». В этот момент в переговоры включился Сталин — с откровенным давлением на Эстонию[4].

Тем временем на советской границе с Эстонией и Латвией была развёрнута мощная советская военная группировка, имевшая в составе 160 тыс. человек, 700 орудий, 600 танков и столько же самолётов. Армия Эстонии насчитывала всего 16 тысяч человек, 30 танков и 125 самолётов. 26 сентября 1939 года нарком обороны СССР Климент Ворошилов отдал приказ о том, чтобы 29 сентября «нанести мощный и решительный удар по эстонским войскам» с одновременным наступлением 7-й армии в направлении Риги, если латвийская армия окажет поддержку Эстонии. 27 сентября с целью принуждения Эстонии к подписанию пакта советское руководство приказало потопить собственный транспортный корабль «Металлист» и предъявило Эстонии претензию за эту акцию. Эстонская армия завершила предмобилизационные приготовления к 27 сентября. План вторжения в Эстонию был одобрен Ворошиловым 28 сентября. Балтийскому флоту была поставлена задача уничтожить эстонский флот и его военно-морские базы, блокировать доступ кораблей в Финский залив и подготовить захват таллинского укрепрайона[2].

26 сентября требования СССР обсуждались на заседании комиссий эстонского парламента по иностранным делам и государственной обороне[3]. В условиях, когда Латвия и Финляндия отказались оказать Эстонии поддержку, Англия и Франция (находившиеся в состоянии войны с Германией) не в состоянии были её оказать, а Германия рекомендовала принять советское предложение, эстонское правительство пошло на переговоры в Москве, в результате которых 28 сентября был заключён Пакт о взаимопомощи, предусматривающий размещение на территории Эстонии советских военных баз и 25-тысячного советского контингента[14]. Парламент Эстонии ратифицировал договор в начале октября[3].

В договоре советская сторона принимала обязательство не вмешиваться во внутренние дела Эстонии. Сталин планирован временно сохранить политическую и экономическую систему страны. В беседе с Георгием Димитровым 25 октября 1939 года Сталин говорил: «Советское руководство полагает, что пактами о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой была найдена форма, которая позволит Советскому Союзу включить в свою орбиту ряд стран. Но для этого пока надо строго соблюдать их внутренний режим и суверенитет, не добиваясь советизации. Придет время, … когда они сами это сделают».

Тоомас Хийо пишет, что территория Эстонии де-факто попала под контроль СССР, а западные дипломаты трактовали результат договора как протекторат. Но формально Эстония оставалась независимым государством[3][6].

Между подписанием договора и ультиматумом

Попытка эстонских представителей в Москве затянуть переговоры и понизить правовой статус документов не увенчались успехом. Эстонская делегация безуспешно настаивала, чтобы базы сохранялись только на период войны и пыталась сократить масштабы перемещения населения в связи с выделением территорий под военные базы. Советские войска вступили на территорию Эстонии 18 октября 1939 года. На территорию Эстонии были введены части 65-го Особого стрелкового корпуса и Особой группы войск ВВС общей численностью 21 347 человек, 283 танка, 54 бронеавтомобиля и 255 самолётов.

Исполнение договора вызвало большие трудности, поскольку договор заключался в большой спешке и формулировки были крайне расплывчатыми, а условия — непроработанными. Были большие сложности в вопросах о пользовании путями сообщения, телефоном и телеграфом, заключении арендных договоров на землю и постройки. Долго решались вопросы с медицинским обеспечением военных и членов их семей, валютой денежного довольствия и другие. В соответствии с договором о правовом положении советских военных баз, заключённым между СССР и Эстонией 15 мая 1940 года, советской стороне передавались новые обширные территории, в том числе город Палдиски, три острова, а также почти 100 других населённых пунктов.

Зимой во время войны СССР с Финляндией советская авиация, которая базировалась на эстонских аэродромах, принимала участие в бомбёжках финских городов. Эстонские историки считают это нарушением нейтрального статуса Эстонии[1], российский историк Сергей Ковалёв утверждает, что в связи с приданием советским базам «внеземельного статуса» использование территории Эстонии для военных действий против Финляндии не рассматривалось руководством Эстонии как нарушение советско-эстонского договора.

Советский ультиматум и ввод войск

План блокады побережья Эстонии советским Балтийским флотом под кодовым названием «Вулкан»[15]

Первое время СССР не вмешивался во внутренние дела Эстонии. Посольству рекомендовали не поощрять местных коммунистов, жаждавших немедленной советизации. Однако после нападения Германии на Данию и Норвегию, захвата стран Бенилюкса и крупных военных успехов во Франции политика Кремля существенно изменилась, и было решено окончательно завершить балтийский вопрос присоединением этих стран к СССР[2]. Летом 1940 года СССР выдвинул обвинения в неисполнении пакта эстонским правительством.

Вначале советские претензии были предъявлены Литве. 30 мая в советских газетах было опубликовано заявление «Сообщение НКИД СССР о провокационных действиях литовских властей». Обвинения в соучастии в исчезновении нескольких красноармейцев не имели никаких доказательств, более того, литовские власти старались сделать всё, чтобы не раздражать советское руководство, и прилагали все усилия для возвращения дезертиров, но обвинения были лишь поводом для последовавшего ультиматума.

3 июня все советские войска в Прибалтике были выведены из состава округов и поставлены в прямое подчинение наркома обороны Семёна Тимошенко. 10 июня на советских базах в Эстонии была объявлена боевая готовность. 14 июня была объявлена военная и морская блокада Прибалтики, в этот же день советские самолёты сбили над Финским заливом вылетевший из Таллина самолёт финской авиакомпании.

16 июня Молотов вручил эстонскому послу ультимативную ноту, в которой требовал немедленного ввода в Эстонию дополнительного контингента советских войск (2-3 корпуса) и формирования нового правительства с участием советских представителей. Обсуждать смягчение условий ультиматума Молотов отказался и дал время на ответ до конца текущих суток. Эстонское правительство приняло ультиматум. Главное обвинение в ноте сводилось к тому, что правительства Эстонии и Латвии якобы нарушили пакт о ненападении 1932 года и пакт о взаимной помощи 1939 года, включив в эстоно-латвийский военный союз Литву, что будто бы явствует из созыва конференций министров иностранных дел этих государств в декабре 1939 и марте 1940 года. Советское правительство требовало немедленного составления нового правительства, которое могло бы обеспечить соблюдение заключённых пактов о взаимной помощи, а также — согласия на ввод советских войск для предотвращения «провокационных актов» против советских баз[16].

17 июня 1940 г. в Таллин вступили советские войска; одновременно на рейде встали корабли Балтийского флота и был высажен морской десант. Советскими военными властями были запрещены народные собрания, у населения в течение 24 часов было изъято оружие. Начальник военно-морской группы С. Кучеров потребовал от помощника военного министра Эстонской республики генерал-майора Августа Траксмаа в течение 48 часов передать в распоряжение Красной армии целый ряд военных и гражданских объектов и ресурсов, включая всю артиллерию ПВО.

Историки отмечают, что, несмотря на принятие ультиматума, ввод войск проводился в режиме военной операции, а до начала вторжения части НКВД получили приказ и были готовы к приёму, по разным данным, от 48 до 65 тысяч военнопленных. и считают, что в армейских кругах Эстонии, особенно среди молодых офицеров, была готовность к сопротивлению агрессии и защите независимости, однако правительство предпочло сдаться[2].

Смена правительства и выборы в парламент

Главная статья: Июньский переворот, Парламентские выборы в Эстонии (1940)
18 июня советник советского посольства Бочкарёв назвал имена первых членов нового просоветского правительства Эстонии. Последующими событиями руководил уполномоченный ЦК ВКП(б) по Эстонии А. А. Жданов, прибывший в Таллин 19 июня.

С 17 по 21 июня в Таллине и Тарту состоялось несколько спорадических акций сопротивления (в частности, членами добровольческого военизированного общества Кайтселийт), во время которых полиция пыталась противодействовать демонстрациям и беспорядкам, организованным левыми[2]. Однако 21 июня под руководством представителей СССР и под охраной Красной армии в Таллине и ещё 11 городах состоялись демонстрации с требованиями отставки эстонского правительства и улучшения уровня жизни. Колонну демонстрантов, следовавших к президентскому дворцу в Кадриорге, сопровождали советские броневики.

В этот же день Жданов продиктовал Пятсу состав нового кабинета во главе с поэтом Йоханнесом Варесом (Барбарусом), придерживавшимся левых взглядов и вскоре вступившим в компартию. Фактически руководство страной осуществлялось посольством СССР. Были проведены чистки в государственном аппарате, в первую очередь в силовых структурах[17]. Из Ленинграда в Таллин прибыли сотрудники НКВД. Начались аресты и депортация граждан Эстонской республики, в том числе активно настроенных против советского режима[5].

Вслед за формированием подконтрольного СССР правительства Жданов распорядился в девятидневный срок провести выборы в нижнюю палату парламента. 5 июля Пятс принял указ о проведении внеочередных выборов. Они состоялись 14 июля 1940 года, по официальным данным в них приняло участие 591 030 граждан, или 84,1 % от общего числа избирателей. За кандидатов «Союза трудового народа» (кандидатов других партий не регистрировали[18][19]) проголосовало 548 631 человек, или 92,8 % от числа голосовавших. Выборы прошли с нарушениями действующих законов, в том числе конституции[20], а результаты были фальсифицированы.

Так, всем участникам голосования ставилась специальная отметка в паспорт. Тайное голосование отсутствовало, поскольку бюллетень опускал в урну не избиратель, а член комиссии. Историки Индрек Паавле и Тоомас Хийо характеризуют новый парламент как «марионеточный»[6][7]. Елена Зубкова называет июньские события в Прибалтике «имитацией „народных революций“ под присмотром советских эмиссаров».

Включение Эстонии в состав СССР

Просоветская демонстрация 17 июля 1940 года в Таллине

До выборов советские власти категорически отрицали планы о включении Эстонии в состав СССР, в предвыборной платформе «Союза трудового народа» это положение отсутствовало. При этом ещё 11 июля нарком обороны Тимошенко приказал сформировать управление Прибалтийского военного округа с дислокацией в Риге и включить войска, расположенные в Эстонии, в состав Ленинградского военного округа. Однако 15 июля тональность советской пропаганды резко изменилась и был взят открытый курс на аннексию Эстонии.

21 июля первая сессия Рийгикогу нового созыва в присутствии в парламенте вооружённых советских солдат и в нарушение конституционной процедуры приняла решение об установлении в стране Советской власти и образовании Эстонской Советской Социалистической Республики. 22 июля была принята декларация о вступлении Эстонии в состав СССР. Рийгикогу обратилось с соответствующей просьбой к Верховному Совету СССР. В тот же день президент Константин Пятс подал прошение об освобождении его от полномочий президента, которое было удовлетворено. Полномочия президента, в соответствии с Конституцией, перешли к премьер-министру. 30 июля Пятс был депортирован в Башкирию.

6 августа 1940 года VII сессия Верховного Совета СССР приняла постановление о принятии в состав СССР Эстонской ССР.

Эстонская армия была переформирована в 22-й стрелковый корпус (двухдивизионного состава), командующим которым был назначен генерал-майор Густав Йонсон, бывший командующий вооружёнными силами Эстонской Республики (после нападения Германии на СССР был репрессирован).

Советизация, сопротивление и репрессии

До немецкой оккупации

С официальным включением Эстонии в состав СССР началась советизация — преобразование общественной, экономической и культурной жизни Эстонии на советский лад. С 21 июня по 25 августа 1940 года были ликвидированы государственные органы, полиция, армия, финансовая и экономическая системы Эстонской Республики, началась реорганизация образовательных учреждений по советскому образцу, общественные организации были распущены. В июле началась земельная реформа, осенью вместо эстонской кроны были введены в обращение советские рубли. Это вызвало резкое падение жизненного уровня рабочих и служащих.

22 августа 1940 года Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) был утверждён новый персональный состав руководства Эстонии. На этот раз власть была передана в руки коммунистов. Главой правительства был назначен Йоханнес Лауристин. Учитывая ничтожную численность эстонских коммунистов (около 200 человек), центром была поставлена задача фактически заново создать компартию в республике. Для этого из имеющихся активистов назначили руководителей и ввели упрощённый приём в члены партии.

В январе 1941 года Президиум Верховного Совета Эстонской ССР своим решением назначил персональный состав исполнительных комитетов Советов рабочих депутатов в уездных, городских и сельских советах, не проводя формальных выборов в эти советы[5].

Установление Советской власти в Эстонии сопровождалось массовыми репрессиями. 6 ноября 1940 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ, в соответствии с которым за преступления, совершённые на территории стран Прибалтики до их вхождения в состав СССР, надлежало судить по законам РСФСР. Таким образом, закон получил обратную силу.

До лета 1941 года были арестованы и большей частью высланы в советские тюрьмы и лагеря около 9400 человек[21]. Из числа арестованных в 1940 году, по крайней мере 250 человек были казнены, а по меньшей мере 500 — умерли в заключении; из арестованных в 1941 году более 1600 были казнены, и почти 4000 умерли в заключении. Из 11 высших руководителей Эстонии (глав государства и правительства) за период с 1918 по 1940 годы после советской аннексии выжил только бежавший в Швецию Август Рей. Отто Штрандман застрелился до ареста, трое были казнены, остальные умерли в заключении[5]. Также было арестовано 2/3 бывших министров, половина депутатов парламента и членов Верховного суда, высших госчиновников и уездных старейшин. В отчёте командира полиции безопасности и СД, предназначенном не для пропаганды, а для внутреннего пользования, говорится о 623 казнённых НКВД в Эстонии. В полном списке граждан Эстонии (основанном на материалах Эстонского государственного архива) расстрелянных по приговору советских военных трибуналов в 1940—1941 годах значатся 324 человека, из них 184 были расстреляны до 22 июня 1941 года. Национальный состав казнённых распределяются следующим образом: 138 эстонцев (75 %) и 46 русских (25 %).

Данные о 8000 арестованных и 1950 расстрелянных впервые были обнародованы в 1943 году немецкими оккупационными властями в сентябре 1941 года для расследования «преступлений большевиков». Для этого Гебельсом была создана комиссия «Zentralstelle zur Erfassung der Verschleppten». Ещё нацистскими пропагандистами была издана книга под названием «Год страданий эстонского народа». И в этой книге говорилось не о 1950, а о 1850 расстрелянных в период «советской оккупации».

По данным Эстонского бюро регистра репрессированных, 7048 человек были депортированы в июне 1941 года(5978 человека[22]). По оценке британских историков Джона Хайдена и Патрика Салмона, 23 подлежащих высылке категории «врагов народа» включали практически всех общественно активных граждан. Это оценка основана на книге Ларра, но высылке не подлежали члены политических партий, военизированных и студенческих организаций, служители церкви, члены Красного Креста и «вообще все, кто имел хоть какие-то связи с заграницей (в том числе филателисты и интересующиеся эсперанто)». Подавляющее большинство депортированных мужчин погибли в лагерях. Как пишет историк Пеару Кууск, к весне 1942 года из 3500 мужчин, направленных в сибирские лагеря, в живых осталось всего 200[23]. Это утверждение эстонского историка является ложью. По данным Эстонского бюро регистра репрессированных, число погибших среди ссыльных составило 33,1 % (2333 человека).

Имели место и попытки сопротивления. Так, после выборов в Верховный Совет был сформирован нелегальный Комитет спасения во главе с адвокатом Уло Марамаа, имевший подразделения в 6 из 11 регионов Эстонии. Началась подготовка к организации вооружённого восстания на случай войны и отступления Красной Армии, были налажены контакты с финскими спецслужбами (на заседаниях комитета обсуждалась идея эстонско-финской федерации) и, в меньшей степени, немецкими дипломатами. Однако в конце 1940 года советские спецслужбы разгромили центр организации. В меньшем масштабе контакты с финскими спецслужбами продолжались и далее; так, с марта 1941 года ими готовилась группа эстонских разведчиков. Существовали и другие подпольные организации, однако их деятельность носила, как правило, локальный характер и ограничивалась сбором и распространением информации. Исключение составляли группа при Музее здравоохранения (организованная в сентябре 1940 года в Тарту сотрудниками музея, в том числе его директором и секретарём, и студентами Тартуского университета) и группы бывших членов Кайтселийта в Вырумаа (организовывавшиеся с октября 1940 года и насчитывавшие к лету 1941 года 30 ячеек с 430 членами). Особенно пополнилось подполье после депортаций 14 июня 1941 года, когда многие действующие и потенциальные члены антисоветского сопротивления сбежали в леса. Сопротивление принимало и символические формы: так, 24 февраля 1941 года, в День независимости Эстонии, по всей стране вывешивались национальные флаги, а к местам уничтоженных монументов Войны за независимость возлагались цветы.

Последствия советизации оказали существенное влияние на отношение эстонцев к немецкой оккупации. Несмотря на непростые исторические взаимоотношения между эстонцами и балтийскими немцами[24], многие эстонцы приветствовали вторжение Германии в СССР в июне 1941 года.

После немецкой оккупации

После окончания немецкой оккупации политика советизации была продолжена. Были воссозданы органы коммунистической партии и советской власти. В 1944—1950 годы все органы местного самоуправления были распущены и повсюду заменены административными органами по советскому образцу[9]. Завершилась начатая до войны национализация: частный сектор в промышленности был ликвидирован в 1945 году, в торговле — в 1947. С 1947 началась коллективизация сельского хозяйства, к концу 1950 года в Эстонии было 2213 колхозов. С 1950 года началось слияние малых колхозов в крупные социалистические хозяйства. Экономика Эстонии во всё большей мере интегрировалась в экономику СССР через поставки сырья и комплектующих изделий[8]. Одним из мероприятий властей по привлечению симпатий местного населения была выдача паспортов всем жителям Прибалтики в 1947 году, в том числе в Эстонии, — на 25 лет раньше, чем в России и других регионах СССР. Елена Зубкова отмечает, что на первом этапе послевоенной советизации (до 1947 года) Москва стремилась избегать наиболее жёстких методов обеспечения влияния в Прибалтике и Восточной Европе. После 1947 года был взят курс на унификацию политических режимов по советскому образцу без учёта местной специфики, что вызвало усиление сопротивления этой политике и массовые репрессии против недовольных.

Свечи на Площади Свободы в Таллине в память 65-й годовщины мартовской депортации 1949 года

Насильственная коллективизация спровоцировала вооружённое сопротивление против советской власти, получившее название «лесные братья» (эст. metsavennad); сопротивление действовало до 1953 года[8]. Численность партизан составляла до 10 тысяч (по некоторым оценкам до 15 тысяч) человек, а с учётом ротации в вооружённом сопротивлении приняли участие до 30 тысяч эстонцев. По мнению Зубковой, основными мотивами к массовому сопротивлению были стремление к восстановлению независимости и возвращение советского террора, начатого в 1940 году.

С 25 марта 1949 года 20 660 человек в течение нескольких дней были арестованы и высланы в отдаленные районы Сибири. Депортация была проведена, чтобы завершить коллективизацию и лишить сопротивление поддержки. Имущество депортируемых подлежало конфискации[25]. По данным Варю, судьба депортированных в 1941—1956 годах сложилась следующим образом: погибли — 3873 человека, без вести пропали — 611, с неясной судьбой — 110, бежали — 75, освобождены — 4631 человека[26].

Москва не доверяла местным кадрам, и поэтому в Эстонию на руководящую работу в массовом порядке были направлены коммунисты из России, в том числе этнические эстонцы, чьи семьи переехали в Россию до 1920 года. В мае 1945 года из 78 сотрудников ЦК компартии 61 не были уроженцами Эстонии. Из членов компартии Эстонии в 1946 году 52 % были русские, 21 % — российские эстонцы и лишь 17 % — местные эстонцы. К 1949 году местные уроженцы составляли менее трети членов компартии Эстонии. В ходе подготовки к мартовскому пленуму Коммунистической партии Эстонии в 1950 году и после него значительная часть руководящих коммунистических кадров, проживавших в Эстонии до 1940 года, была снята со своих постов, а многие арестованы и репрессированы в ходе кампании по борьбе с «буржуазным национализмом». Бывший министр был приговорён к смерти и казнён в 1952 году. Кампания затронула также сферу культуры[9].

Оценки и последствия

Также по теме: Музей оккупаций (Таллин), Правительство Эстонии в изгнании
В советской историографии эти события расценивались как народная социалистическая революция, подготовленная и проведённая Коммунистической партией Эстонии. Так, в Советской исторической энциклопедии не упоминается ультиматум 16 сентября 1940 года, ввод войск и действия советских представителей. Вместо этого написано о недовольстве широких масс трудящихся политикой правительства, что привело к революционной ситуации. Тема пребывания Эстонии и других стран Балтии в составе Советского Союза подвергалась жёсткой цензуре[12].

Несмотря на вхождение Эстонии в состав Советского Союза, некоторые государства (США, Великобритания, Канада, Австралия, Швейцария, Ирландия, Ватикан и др.) продолжали де-юре признавать Эстонскую Республику в качестве независимого государства. Её иностранные представительства к концу 1980-х годов были закрыты — осталась только миссия в Нью-Йорке, уцелевшая благодаря тому, что она имела финансирование с активов Эстонской республики. В 1950 году власти США разрешили прибалтийским (в том числе эстонскому) диппредставительствам пользоваться процентами этих активов Короткова М. В. Политика США по непризнанию вхождения Прибалтийских республик в состав СССР // 1945 год: формирование основ послевоенного мироустройства. — Киров: Радуга — ПРЕСС, 2015. — С. 209. В начальный период после восстановления независимости в 1991 году эстонское дипломатическое представительство играло важную роль в восстановлении связей между воссозданной Эстонской Республикой и её союзниками среди стран Запада[11][10][27]. Хайден и Салмон пишут, что США, в отличие от Великобритании, отказались признавать включение стран Балтии в СССР не только де-юре, но и де-факто. 23 июля 1940 года была опубликована так называемая , в которой было заявлено официальное непризнание аннексии стран Балтии. Эту оценку США неоднократно повторяли впоследствии[28][29]. В Великобритании власти заморозили золотой запас Эстонской республики (4,48 тонн золота) и вернули его Эстонии только по соглашению 1992 года.

12 ноября 1989 года Верховный Совет Эстонской ССР принял Постановление «Об историко-правовой оценке событий, имевших место в Эстонии в 1940 году», признающее незаконной декларацию от 22 июля 1940 года о вхождении ЭССР в СССР. Изучением этого вопроса занимались впоследствии комиссия Академии наук Эстонии, «Государственная комиссия по расследованию репрессивной политики оккупационных сил» и ряд других организаций. Процесс присоединения к СССР расценивается как оккупация, сопряжённая с грубыми нарушениями международного права. Действия левых сил в период присоединения расцениваются как инспирированные и руководимые Советским Союзом[2][30][31]. Согласно выводам [5]:

Совершенные в Эстонии в 1940—1941 годах преступления против человечности стали результатом политики руководства СССР, целью которой было быстрое включение Эстонии в состав СССР и уничтожение социальных групп и людей, которых считали несовместимыми с идеологией СССР.
На непризнании юридических последствий аннексии основана спорная концепция государственного континуитета — непрерывности существования Эстонской республики с момента её провозглашения в 1918 году и по сегодняшний день[10][32]. 14 июня (день массовой депортации) отмечается в Эстонии как «День траура».

Большинство западных историков и политологов, а также ряд российских[33] характеризуют процесс присоединения как оккупацию и аннексию[34][35]. Учёные считают, что советско-эстонские соглашения 1939—1940 годов были приняты в условиях военной угрозы[11][10]. Таннберг и Талвер полагают, что действия СССР в июне 1940 года можно квалифицировать как агрессию против Эстонии[2].

Согласно официальной российской трактовке, ввод советских войск нельзя называть оккупацией, поскольку решение о вхождении прибалтийских стран в состав СССР в 1940 году было оформлено юридически корректно и ввод войск был осуществлён в соответствии с договором между Советским Союзом и Эстонией[36]. Елена Зубкова, отмечая доминирование точки зрения об оккупации на Западе и в странах Балтии, обращает внимание на ряд аспектов, нехарактерных для классической военной оккупации XX века, например полноценное гражданство для всех жителей присоединённой территории. С другой стороны, Борис Соколов проводит параллели с оккупацией нацистами Австрии, Чехии и Дании. В российской историографии в основном используется термин «аннексия», а не «оккупация»[12].

Одним из следствий разногласий в оценках вхождения Эстонии в СССР является проблема неграждан — жителей Эстонии, переселившихся туда после июня 1940 года и их потомков, не получивших эстонского гражданства после распада СССР[37]. Согласно Дмитрию Фурману, «лишение гражданства лиц, приехавших в эти страны после 1945 г., строго соответствует признанию незаконности включения Эстонии и Латвии в СССР (что является балтийским „кредо“ и что признается западными странами) и общепринятому юридическому принципу, согласно которому „преступный акт не может создать права“»[38]. При этом проблема массового безгражданства стала поводом для критики со стороны России[39][40].

Примечания

  1. Пакт Молотова-Риббентропа и советские военные базы — Хийо Т. — 18.12.2009 / Эстоника — 2014-10-11
  2. Размещение военных баз СССР на территории Эстонской Республики в 1939 г — Хийо Т. — 11.11.2009 / Эстоника — 2014-10-11
  3. Сталинский проект для Прибалтики — Зубкова Е. Ю. — 2009-01-13 / Полит.ру — 2015-7-24
  4. Оккупация Эстонии в 1940 г. — Хийо Т. — 07.11.2009 / Эстоника — 2015-1-8
  5. Эстония в энциклопедии «Кругосвет»
  6. Этап III — Оккупация Эстонии Советским Союзом с 1944 года — Estonian International Commission for Investigation of Crimes Against Humanity / The Estonian Institute of Historical Memory — 2014-4-8
  7. Мялксоо Л. Советская аннексия и государственный континуитет: международно-правовой статус Эстонии, Латвии и Литвы в 1940—1991 гг. и после 1991 г. — Illegal Annexation and State Continuity: The Case of the Incorporation of the Baltic States by the USSR — http://www.estemb.ru/static/files/024/malksoo_2005.pdf — Тарту : Издательство Тартуского университета, 2005 — 149—154 — 399 — ISBN 9949–11–144–7
  8. Мягков М. Ю. — http://www.vestnik.mgimo.ru/sites/default/files/vestnik/2008-3.pdf В поисках будущего: американская оценка участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941—1945 гг. — Вестник МГИМО (У) МИД РФ, 2008 — 3 — 2071-8160
  9. Эстония и Прибалтика в составе СССР (1940-1991) в российской историографии — Соколов Б. В. — Соколов, Борис Вадимович / АИРО XXI — 2015-7-16
  10. О «Пакте Молотова-Риббентропа» (Краткая справка) — 24-07-2008 / Историко-документальный департамент МИД России — 2009-4-6
  11. Пакт о взаимопомощи между СССР и Эстонской Республикой // Полпреды сообщают… — М.: Международные отношения, 1990. — С. 62—64
  12. Erich Kaup. Punalipulise armaada sõjakäigud Eesti vastu. September 1939 — juuni 1940. , 1999; nr.4, lk.24-26.
  13. Труды по истории КП Эстонии — Таллин : Eesti Raamat, 1972 — 6 — 64
  14. Июнь 1940 г. в Эстонии: «народная революция» или смена власти, организованная СССР? — Паавле И. — 07.11.2009 / Эстоника — 2014-10-12
  15. Estonia 1940—1945: Reports of the Estonian International Commission for the Investigation of Crimes Against Humanity Tallinn, 2006, pp 79-98
  16. Taagepera R. De-choicing of elections: July 1940 in Estonia — en — Journal of Baltic Studies, Fall 1983 — 14 — 3 — 215—246
  17. Baltic states . Encyclopædia Britannica.
  18. Оккупация и советизация Эстонии в 1940 г. — Хийо Т. / Эстоника — 2015-1-22
  19. Сталинские депортации, 1928—1953: Сборник документов. М.: Материк; Междунанродный фонд «Демократия», 2005. С. 223; РГАНИ. Ф. 89. Оп. 18. Д. 6. Л. 1-4.
  20. Pearu Kuusk. Crimes of Communism and the Struggle for Estonia’s Freedom — http://www.eafund.org/pdf/KGB_Dungeons_Tartu.pdf — Tartu : Tartu Linnamuuseum, 2006 — 9-10 — 28 — ISBN 9949-13-109-X
  21. Доминирование немецкого дворянства продолжалось на территории нынешней Эстонии почти 800 лет — см. История Эстонии
  22. Мартовская депортация 1949 г. — Рахи-Тами А. — 07.11.2009 / Эстоника — 2015-7-26
  23. Varju P. 14 juuni 1941 massioperasiooni ohvirte koondnimekiri
  24. Gerard C. Britain and the Baltic States — en — The Baltic Question During the Cold War : Routledge, 2008 — 77 — ISBN 9781134197309
  25. Toivo Miljan. Historical Dictionary of Estonia : Scarecrow Press, 2004 — 624 — ISBN 9780810865716 — 346
  26. Baltic States — Self-Determinstion and Citizenship — Dec 20,1979 / U.S. Government Publishing Office — 2015-7-31 — en
  27. Enn Sarv. — Ülevaade okupantide rahvuspoliitikast Eestis Õiguse vastu ei saa ükski. Eesti taotlused ja rahvusvaheline õigus — http://www.okupatsioon.ee/et/component/content/article/214-oiguse-vastu-ei-saa-uekski?start — Tartu : Okupatsioonide repressiivpoliitika uurimise riiklik komisjon, 1997 — ISBN 9985–60–407–5
  28. Белая книга о потерях, причиненных народу Эстонии оккупациями, 1940–1991 / пер. с эст. А. Бабаджана, Т. Верхнеустинской, Э. Вяри. — Таллин : Министерство юстиции Эстонской Республики, 2005
  29. Vahur Made. The Estonian Government-inExile A controversial project of state continuation — en — The Baltic Question During the Cold War : Routledge, 2008 — 134-143 — ISBN 9781134197309
  30. Другая война: история и память — Афанасьев Ю. Н. — Афанасьев, Юрий Николаевич / yuri-afanasiev.ru — 2015-1-22
  31. Страны Балтии и их взаимоотношения с Россией в контексте международных отношений конца XX - начала XXI веков — Сытин А. Н. — 2010 / disserCat — электронная библиотека диссертаций и авторефератов — 2015-7-16
  32. Estonia в энциклопедии «Колумбия», 2000
  33. Комментарий Департамента информации и печати МИД России в отношении «непризнания» вступления прибалтийских республик в состав СССР.
  34. Эстонский закон о гражданстве: принципы и эволюция — Алар Яанус. / Институт прав человека — 2015-7-1
  35. Д.Е. Фурман Опыт балтийских стран и его значение для России — http://dmitriyfurman.ru/wp-content/uploads/2012/03/СТРАНЫ-БАЛТИИ-И-РОССИЯ.pd / Д. Е. Фурман, Э. Г. Задорожнюк — Страны Балтии и Россия: общества и государства — М. : Референдум, 2002 — 13, прим. 2
  36. Положение русскоязычного населения в Латвии и Эстонии — 22.07.2005 / МИД России — 2015-7-19
  37. , а также для беспокойства со стороны Евросоюза и ряда международных организаций, рекомендовавших Эстонии упростить натурализациюПроблемы прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии / Ред. В. В. Полещук — М.: ФИП, «Русская панорама», 2009. ISBN 978-5-93165-242-9. Стр. 123

Литература

  • Варес П. На чаше весов: Эстония и Советский Союз — http://www.lib.ru/POLITOLOG/estonia.txt — Таллин : Евроуниверситет, 1999 — ISBN 9985-9209-1-0 — Варес
  • Воротников В. В Концепции и приоритеты внешней политики Латвии, Литвы и Эстонии в 2004—2012 гг. — http://mgimo.ru/science/diss/kontseptsii-i-prioritety.php — М., 2014 — Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук — Воротников
  • Дюков А.Р. Миф о геноциде: Репрессии советских властей в Эстонии (1940 - 1953) / Предисл. С. Артеменко — М. : Алексей Яковлев — 140, 2007 — ISBN 978-5-903588-05-3 — Эстонским героям-антифашистам посвящается
  • Зубкова Е. Ю. Прибалтика и Кремль. 1940-1953 — М. : Российская политическая энциклопедия, 2008 — (История сталинизма) — 351 — ISBN 978-5-8243-0909-6 — 2000 — Зубкова
  • Кантор Ю. 3. Прибалтика: война без правил (1939-1945) — СПб. : ООО «Журнал „Звезда“», 2011 — 336 — ISBN 978-5-7439-0158-6 — 3500 — Кантор
  • Кацва Л. А. — §39. Аннексия Прибалтики. Присоединение Бессарабии и Северной Буковины История России. Советский период. 1917-1941 : Московский институт развития образовательных систем, 2002 — 448 — ISBN 5-7084-0209-1 — Кацва
  • Кульков Е. Н. Война 1941-1945 гг. Факты и документы : ОЛМА Медиа Групп, 2011 — (Историческая библиотека «Олма-пресс») — 17 — 496 — ISBN 9785373039550 — Кульков
  • Мельтюхов М. И. — Наращивание советского военного присутствия в Прибалтике Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941 — М. : Вече, 2000 — 178, 180, 196, 202-205 — 605 — Мельтюхов
  • Миронов Н. В. Правовое регулирование внешних сношений СССР, 1917-1970 гг : Международные отношения, 1971 — 129 — 294 — Миронов
  • Петров П. В. Краснознаменный Балтийский флот и Эстония 1939−1941 — Таллин : Tänapäev, 2008 — 168 — 264 — ISBN 978-9985-62-631-3 — Петров
  • Семиряга М. И. — http://militera.lib.ru/research/semiryaga1/06.html — Глава VI Тревожное лето Тайны сталинской дипломатии 1939—1941 — М. : Высшая школа, 1992 — 303 — 50000 — Семиряга
  • Советская историческая энциклопедия : «Советская энциклопедия» / гл. ред. Е. М. Жуков — М., 1976 — 16 — 623-624 — 1002 — 56000 — СИЭ
  • Черушев Н. С, Черушев Ю. Н. —  Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные): 1937—1941. Биографический словарь — М. : Кучково поле; Мегаполис, 2012 — 496 — 2000 — ISBN 978-5-9950-0217-8 — 429 — Черушев
  • Черчилль У. Вторая мировая война — The Second World War — М. : Воениздат, 1991 — I-II — 592 — ISBN 5-203-00705-5 — 100 000 — Черчилль
  • John Hiden, Patrick Salmon. The Baltic Nations and Europe: Estonia, Latvia and Lithuania in the Twentieth Century — London : Routledge, 1994 — 240 — ISBN 978-0582256507 — Hiden and Salmon
  • John Alexander Swettenham. The Tragedy of the Baltic States: A Report Compiled from Official Documents and Eyewitnesses Stories : Gibsin Press, 1981 — 216 — ISBN 978-0830500932
  • John Hiden & other. The Baltic Question During the Cold War : Routledge, 2008 — (Cold War History) — 224 — ISBN 9781134197309
  • Rein Taagepera. Estonia: Return to Independence — Boulder, CO : Westview Press, 1993 — (Post-Soviet Republics Series) — 288 — ISBN 9780813317038 — Taagepera
  • Toivo Miljan. Historical Dictionary of Estonia : Scarecrow Press, 2004 — 624 — ISBN 9780810865716 — Miljan
  • Tonu Tannberg and Enn Tarvel. Documents on the Soviet Military Occupation of Estonia in 1940 — Trames : Estonian Academy Publishers, 2006 — 10 — 1 — 1736-7514 — en — Tannberg, Tarvel
  • Boris Meissner. Die Sowjetunion, die baltischen Staaten und das Völkerrecht — Köln : Verl. f. Politik u. Wirtschaft — 377, 1956
  • Enn Sarv. — Ülevaade okupantide rahvuspoliitikast Eestis Õiguse vastu ei saa ükski. Eesti taotlused ja rahvusvaheline õigus — http://www.okupatsioon.ee/et/component/content/article/214-oiguse-vastu-ei-saa-uekski?start — Tartu : Okupatsioonide repressiivpoliitika uurimise riiklik komisjon, 1997 — ISBN 9985–60–407–5 (Никто не устоит против справедливости)
  • Tiit Noormets. The Summer War: the 1941 Armed Resistance in Estonia — en / Arvydas Anušauskas — The Anti-Soviet Resistance in the Baltic States — Vilnius : Pasauliui apie mus, 2006 — 184—190 — Tiit Noormets

Ссылки

История Эстонии {{{sort
Древняя Эстония
Средневековая Эстония {{{sort
Раздел и объединение
под шведским господством
В составе Российской империи
Создание Эстонской Республики
Вторая мировая война
Послевоенный период