Буткевич, Тимофей Иванович

Статья на основе материалов из Википедии
Есть другие значения: Буткевич

{{Иерарх | имя = Протоиерей Тимофей Буткевич | имя при рождении = Тимофей Иванович Буткевич | изображение = Butkevich Timofey Ivanovich.jpg | ширина = 250px | описание изображения = | титул = | церковь = | избрание = | интронизация = | периодначало = | периодконец = | предшественник = | преемник = | образование = Харьковское духовное училище
Харьковская духовная семинария
Московская духовная академия
доктор богословия | дата рождения = 05.03.1868 (21.2) | место рождения = село Большая Рогозянка, Харьковский уезд, , Российская империя | дата смерти = 13.2.1925 | место смерти = , Украинская ССР, СССР | принятие монашества = | сан = 1878 год | награды = {| style="background:transparent" | 2 ст. || 1 ст. || 3 ст. |- | 4 ст.|| 2 ст. |} }}

Тимофей Иванович Бутке́вич (21 февраля 1854, село Большая Рогозянка, Харьковский уезд, Харьковская губерния, Российская империя — 13 февраля 1925 года, , Украинская ССР, СССР) — священнослужитель Православной Российской Церкви; богослов, публицист, профессор Харьковского университета. Член Государственного Совета, участник право-монархического движения.

Биография. Деятельность и взгляды

Родился в семье священника; дед был дьячком, прадед — священником. В 1869 году окончил Харьковское духовное училище; в 1875 году — Харьковскую духовную семинарию; в 1879 году — Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия[1].

6 ноября 1878 года рукоположён в священники к Троицкой церкви слободы Беловодская Старобельского уезда; в 1880 году переведён в Покровский собор Старобельска. С 1882 года священник кладбищенской Иоанно-Усекновенской церкви Харькова. В 1883 году назначен председателем Совета Харьковского епархиального женского училища. С 1884 года законоучитель Мариинской женской гимназии, клирик кафедрального Успенского собора. В 1884 году получил степень магистра богословия. С 1891 года ключарь собора.

В 1893 году возведён в сан протоиерея. С 1894 года профессор богословия Харьковского университета, настоятель университетской церкви.

В 1893—1897 годы состоял членом Харьковской городской думы. Был избран одним из 6-и почётных членов Харьковского отдела Союза русского народа.

С 1903 года — доктор богословия.

В 1906 году был избран членом Государственного Совета от белого духовенства; был переизбран на новый срок. В Госсовете выступал за права Церкви и незыблемость монархического строя. В Петербурге он стал активным членом старейшей монархической организации — Русского собрания, где выступал с докладами. Его доклад «О вторжении евреев в лоно Церкви Христовой», прочитанный 18 сентября 1911, вызвал такой интерес, что ему пришлось повторить его 14 октября. Доклад «О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых „ритуальных убийствах“»[2], прочитанный 18 октября 1913 года по поводу дела Бейлиса был издан отдельной брошюрой. 24 апреля 1911 года был избран членом Совета PC.

С 1908 года член Особого совещания при Святейшем Синоде по миссионерским делам, председатель синодальной комиссии по сектантским делам, с 1910 года состоял в комиссии по старокатолическим и англиканским вопросам при Синоде, до апреля 1917 года входил в Учебный комитет Синода.

1 марта 1912 года был Высочайше утверждён членом «при Святейшем Синоде постоянного, впредь до созыва собора, предсоборного совещания»[3].

После Февральской революции, в апреле 1917 года, в передовице официального издании Святейшего Синода «Церковный Вѣстникъ», которое он редактировал, писал: «Произведённый у нас переворот невольно заставляет нас вспомнить историю еврейских царей и в особенности царствование злосчастного Саула. Вдумайтесь в него и вас поразит его сходство с царствованием последнего русского императора. Николай II — также помазанник Божий; но Дух Господень отступил от него, как отступил Он и от Саула, и отверг его Господь от Себя, чтобы он не царствовал более над Россиею. <…> Низложение Николая II произошло несомненно по воле Божией. <…> Возмутительно читать пустую и недостойную болтовню бывших великих князей, которых с полным основанием осудил и бывший министр иностранных дел С. Д. Сазонов. Только страстною раздражительностию можно объяснить себе и то, что некоторые сотрудники газет всю характеристику бывшего царя ограничивают словами: „скорбен главою“, „алкоголик“ и т. п. <…> Многие действия бывшего царя остаются недоступными для понимания и объяснения их. Решительный отзыв о них, по нашему мнению, могла бы дать только психиатрия. Думские ораторы с возмущением указали, например, на недостойное поведение бывшего митрополита петроградского Питирима — явного распутинца, а царь на другой день жалует его патриаршими отличиями. Да разве это действие нормального и здравомыслящего человека? <…> Но если поведение бывшего царя не было результатом психической ненормальности, то неизбежно прийти к заключению, что никто и никогда так не дискредитировал принципа самодержавия, как именно Николай II. <…> Ведь ни для кого не секрет, что вместо Николая II, Россиею управлял развратный, невежественный, корыстолюбивый хлыст-конокрад Распутин! <…> Особенно тяжело сказалось влияние Распутина на царя в жизни Православной церкви. Как хлыст, Распутин был самым непримиримым врагом Церкви. Поэтому и все распоряжения царя по церковным делам носили враждебный характер, — характер юлиановских гонений. Господство в церкви было предоставлено хлыстовству. И церковью управлял, собственно, Распутин. Он назначал обер-прокуроров Св. Синода из лиц, лизавших его руки. Своих единомышленников он возводил на митрополичьи (м.м. Питирим и Макарий) и архиепископские кафедры. Огородник Варнава, не умевший написать грамотно двух слов, гнавший науку и просвещение, был возведён в сан архиепископа! Где и когда была доводима Православная Церковь до такого позора?! <…> Вообще нужно сказать, что, ради престижа только показывая вид своей независимости от открытых влияний со стороны государственных деятелей, наши „самодержцы“ всегда находились под гнетущим влиянием различных тёмных безответственных сил… <…>»[4]

По возвращении в Харьков, с 1 января 1918 года, настоятельствовал в Николаевской церкви. С конца 1919 года был одним из 3-х членов Епархиального Совета, временно управлявшего Харьковского епархией в отсутствие правящего архиерея; 13 августа 1920 года возглавил избранный Харьковский Епархиальный Совет, ликвидированный 3 марта 1921 года отделом наркомата юстиции.

Умер от воспаления лёгких и паралича сердца; погребён на кладбище возле Иоанно-Усекновенской церкви в одной ограде с матерью и дочерью (захоронение было уничтожено).

Его сын, священник Алексий Буткевич, эмигрировал и скончался в Париже.

Награды

Труды

Примечания

  1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.), 1890—1907
  2. «О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых „ритуальных убийствах“» Библиотека Якова Кротова
  3. «Правительственный Вѣстникъ». 2 (15) марта 1912, № 50, С. 4.
  4. Православная Церковь и Государственный переворотъ. // «Церковный Вѣстникъ, издаваемый Миссіонерскимъ Совѣтом при Святѣйшем Сѵноде». 1917, апрель — 14 мая, № 9—17, стб. 180—182.

Литература

  • Адрес протоиерею Т. И. Буткевичу от Харьковского епархиального женского училища в связи с 25-летием церковного служения. Харьков, 1903
  • Бродович И. А. Профессор Т. И. Буткевич // Мирный труд. 1905. № 4;
  • Парфёнова А. В. Доктор богословия, профессор, протоиерей Тимофей Буткевич: «Жизнь Господа нашего Иисуса Христа» // Харьковские епархиальные ведомости. 1998. № 8.
  • РГИА. Ф. 1162. Оп. 6. Д. 657.
  • Степанов А. Буткевич, о. Тимофей Иванович // Чёрная сотня. Историческая энциклопедия 1900—1917. Отв. редактор О. А. Платонов. — М.: Крафт+, Институт русской цивилизации, 2008.

Ссылки