Банановые острова (альбом)

Статья на основе материалов из Википедии

«Бана́новые острова́» — один из советских рок-альбомов. Спродюсирован Юрием Чернавским и Владимиром Матецким, и записан группой «Весёлые ребята», в конце 1982 — начале 1983 года. Официальной датой выпуска альбома является 20 февраля 1983 года. Включён в сводку «100 магнитоальбомов советского рока» Александра Кушнира.

Альбом включает восемь песен, в том числе такие хиты 1980-х годов, как «Здравствуй, мальчик Бананан!» и «Робот». После выхода альбома первая песня стала своеобразной «визитной карточкой» Юрия Чернавского, а для многих — своеобразным музыкальным символом десятилетия.

История создания

Альбом задуман Юрием Чернавским и записан с помощью Владимира Матецкого, музыкантов группы «Веселые ребята»: Сергея Рыжова, Юрия Китаева, Александра Буйнова, Алексея Глызина и других музыкантов[2] на репетиционной базе группы в Москве на протяжении двух месяцев в декабре 1982 — феврале 1983 года. Дата окончания записи — 20 февраля 1983 года.

Идея имени «Бананан» принадлежит Сергею Рыжову и Юрию Чернавскому:

«Чернавский, придя утром в гостиничный номер к Рыжову, спросил: „Старик, я опять про бананы. Я придумал такого ма-а-аленького мальчика, который живёт в телефонной трубке и делает ту-ту-ту. Как ты думаешь, как его зовут?“ Рыжов повертел носом во сне и, не открывая глаз, пробормотал: „Бана-н-нан“. Повернулся к стенке и опять уснул…»
(Из воспоминаний Ю. Чернавского.[1])

В начале 1980-х годов многоканальная техника для аудиозаписи в России практически отсутствовала. Как справедливо отметил А. Троицкий, запись альбома «Банановые острова» производилась на двух допотопных двухдорожечных магнитофонах STM (производство Венгрии), но по специальной технологии и чёткому плану:

Запись:
— более недели я проводил репетиции для настройки микрофонов, акустических и гитарных спецэффектов, пульта звукозаписи и т. д.…
— потом, на весь период записи инструментальной фонограммы, я заблокировал пульт звукозаписи — не трогал на нём ни одного фейдера или ручки.
— около 10 дней группа записывала основной материал аранжировок.
— потом в течение недели группа импровизировала на основе и в стиле основных аранжировок.
— всё это писалось на магнитофон. Плёнки не жалели. Писался каждый звук из студии.
— потом записанное я тщательно прослушивал и монтировал музыку в единый стерео-трек.
В некоторых сонгах (например Банановые острова) количество склеек ленты доходило до 50-70 склеек на сонг.
Наложение I:
— на установочной сессии готовый стерео-трек я старался идеально подогнать под уровень громкости реально играющей группы. Этот стерео-трек я также намертво заблокировал на пульте.
— аппаратура перестраивалась для новых сессий. В помещение для записей через наушники транслировались куски готового трека, как ритмический и эмоциональный ориентир для записи соло-инструментов, вторых голосов и вокального бэкграунда. Далее по той же системе — исполнение материала, импровизация — всё в одном режиме записи.
— потом я выбрал лучшие версии и всё это аккуратно вмонтировал в общий контекст предыдущего трека.
Наложение II:
— Запись сольного голоса и недостающие соло синтезаторов и саксофона писались по технологии 1-го наложения. И опять тщательный монтаж.
Финальный монтаж:
И уже после этого я засел на 2 недели за чисто ювелирный финальный монтаж.
В первый, самый свежий трек вмонтировались музыкальные фразы так, что ни одна партия не подвергалась более одной перезаписи. А в инструментальных эпизодах звучал оригинал. Качество получилось свыше всех ожиданий (за счёт отсутствия фазовых искажений, присущих много-канальной записи).

В итоге, в процессе записи альбома было произведено более тысячи (!) механических склеек магнитофонной ленты. Для записи было использовано около 15-и километров магнитной ленты «AGFA». Такова цена за техническую недоразвитость державы… (Например в Голливуде в это время было сотни студий, оборудованных 24-48 канальными магнитофонами, а в СССР только одна студия на «Мелодии» и одна в «Останкино», но нас с такой музыкой туда было «не велено пущать»:))
А наша Цель была — как и у всех профессионалов — достичь впечатления у слушателей, что музыка записано легко, на одном дыханье. Чисто, без шумов и слышимых врезок эпизодов. Без ощущения текущей канализации в т. н. «студии» и т. п. «Фирменного» качества, солнца хотелось…

Такой технически виртуозный проект, в таких антиусловиях, мог быть осуществлён только при наличии стабильных и высоко-профессиональных музыкантов, фанатов своего искусства. Мне посчастливилось работать с ними.
Позже я предлагал своим дружкам, именитым звукорежиссёрам: — Ну-ка, определите, где склейки? (Понятно, что монтаж должен быть). Никто не услышал. Так… три-четыре… Ха-х…

(Из воспоминаний Ю. Чернавского[3])

Реакция на выход альбома

Музыка и текстовой материал, записанный на альбоме, противоречили существовавшим в то время тенденциям. Как следствие, альбом подвергся критике со стороны прессы и руководящих органов страны. Альбом находился под запретом — официальный выпуск его был невозможен вплоть до развала СССР. Но у музыкантов сложилось своё профессиональное мнение:

…меня какое-то время не было в Москве, — вспоминает Чернавский. — Вернувшись домой, я зашёл в гости к Макаревичу и прямо с порога спросил: «Ну и чем дышит сейчас страна?» На что Макаревич, недолго думая, ответил: «Страна слушает „Машину времени“, а „Машина времени“ слушает „Банановые острова“…»[4]

…вышел в свет магнитоальбом «Банановые острова». Как только я услышал это произведение, то буквально впал в транс. В этом альбоме меня поразило буквально всё. И звуки, и идеальная аранжировка, и гениальные рифы гитар и синтезаторов, и почти механическая точность ритм-секции… А то, что вытворял вокалист, вроде бы совершенно не умеющий петь, — было совсем не понятно. Просто никто не понимал, какую ноту он в данный момент берёт. Свобода, с которой вокал вплетался в музыку, поражала и никак не давала себя понять…[5]

Несмотря на официальный запрет, альбом был скопирован самиздатом и миллионными тиражами разошёлся по всей стране. Такие песни, как «Здравствуй, мальчик Бананан!» и «Робот», появлялись на страницах хит-парадов центральных газет. Мальчик Бананан стал центральным персонажем известного фильма «Асса» (1987). Неординарная музыкальная структура альбома и ставящие в тупик тексты, изобилующие абстрактными образами и иронией, произвели сильное влияние на мышление рок-музыкантов 1980-х годов, оставив метку в развитии русской рок-музыки, однако прямых последователей у авторов «Банановых островов» не было.[1]

Чернавский — это человек-фишка. Он придумал это слово, так же, к примеру, как придумал и «Ласковый май» — применительно к российской эстраде, он его и культивировал. И, подобно Роботу из альбома, хоть 127 — ему по документам, но выглядит Чернавский в БО — на все 220 вольт! После него она, эта умная и неожиданная фишка, в нашей эстраде, по сути, и умерла, не найдя себе достойных арлекинов и пьеро на фоне рогожиных, аллегровых и новоявленных витасов.

Почему чиновники от эстрады так возненавидели «Банановые острова», что немедленно внесли их в реестр запрещённых к исполнению альбомов и групп? Да просто они увидели в них путь, по которому могли пойти тогдашние ВИА и иные команды — путь веселья, истинного и остроумного прикола и офигенной, бьющей через край жизнерадостности и информативности…

…Черт возьми, я скучаю по ним. Я по ним тоскую… Я скучаю по сказкам эпохи НТР — именно так называли БО во времена оны и были абсолютно правы. Я слушал сегодня этот альбом и вдруг понял — всю дорогу во время прослушивания у меня на физиономии цвела совершенно несвязанная со всей моей остальной жизнью улыбка. Сорок минут бесконечной, пролонгированной, радостной и восхищённой улыбки — согласитесь, этого уже немало.

И я до сих пор не понимаю и поражаюсь: как же он, этот мальчик Бананан, все-таки умудрялся сидеть в трубке телефона и делать «ту-ту-ту»?!! И причем мне не стыдно своего невежества, ей Богу!

…"Впрочем, я всегда преувеличиваю"…

Дальнейшая судьба альбома

По поводу того, почему «Банановые острова», при уникальной популярности этого альбома, так и не появились на ТВ и не вошли в утверждённый репертуар группы «Весёлые ребята» (где в то время работали все участники записи альбома), было много разных мнений. Но вот как описывает в интервью эту ситуацию Анатолий Алёшин — один из известных артистов, в своё время много работавший со Слободкиным и Матецким:

В. Марочкин: Странная история произошла с «Банановыми островами» Юрия Чернавского. Ведь это было новое слово, и если бы Слободкин взял бы эту музыку на вооружение, то вновь обогнал бы и Гранова, и Маликова.
А. Алёшин: Конечно! Но он прекрасно понимал, что как только Чернавский покинет коллектив, он не сможет продолжить эту линию. Потому что, как музыкант, он не понимал, как это делается, а привлечь кого-то ещё, чтобы они сделали так же, как Чернавский, он не мог. И для Лёши Пузырёва и Валеры Дурандина, которые уже долгое время работали с Пашей, как аранжировщики, этот стиль был чужд, они не принимали такую музыку в принципе. И поэтому Паша согласился с Володей Матецким и разрабатывал дальше линию, предложенную Матецким. Они вместе просмотрели ситуацию и решили, что фирменным лицом, представляющим ВИА «Весёлые ребята», должен стать Глызин.
…а, может быть, ему сказали на Первом канале, что надо снимать Глызина — и тогда худсовет пропустит песни «Весёлых ребят» на телеэкран…

Так, по решению партнёров Чернавского, была решена судьба новой музыки в СССР. «…И кто знает, что бы случилось, выйди этот альбом на пластинке. Ему не хватило чуточку счастья…» — вспоминал об этом позже в интервью В. Матецкий[6].

С распространением кассетного формата «магнитоальбом», «БО» широко продавались на всей территории СССР. Записи альбома можно поныне скачать с многочисленных интернет-источников[7].

Участники записи

Список композиций

Музыка, текст и аранжировки — Юрий Чернавский (кроме специально отмеченных).

  1. Банановые острова
  2. Зебра — музыка и слова Ю. Чернавского, В. Матецкого
  3. Здравствуй, мальчик Бананан! — музыка Ю. Чернавского, В. Матецкого, слова Ю. Чернавского, С. Рыжова, В. Матецкого
  4. Становитесь в очередь за мной!
  5. Я сам — аранжировка А. Буйнова, Ю. Чернавского
  6. Мечта идиота
  7. Робот — музыка и слова Ю. Чернавского, В. Матецкого
  8. Я иду к тебе — музыка Ю. Чернавского, слова Ю. Чернавского, В. Матецкого

Переиздания

«Malchik Bananan» в студии Лос-Анджелеса.
Слева-направо:
Serge, Stephan, Yury G, Sticky Fingaz

Альбом был выпущен в официальную продажу только в 1995 году в результате переиздания компанией «SBI Records» (паблишинг компании EMI)[8]. Однако на этом CD отсутствует трек с песней «Зебра», а вместо неё под тем же названием обозначена инструментальная композиция — так называемый «бридж», выполняющий функцию заполнения между сонгами.

Примечания

  1. «Юрий Чернавский — Здравствуй, мальчик Бананан!».
  2. Художественный руководитель группы «Весёлые ребята» — Павел Слободкин.
  3. «Архивы Банановых островов, Том I»
  4. А. Кушнир «100 МАГНИТОАЛЬБОМОВ СОВЕТСКОГО РОКА» / «Банановые острова»
  5. Настоящие гении и звёзды музыки с «Банановых островов»
  6. 100 магнитоальбомов советского рока (книга).
  7. Альбом «Банановые острова» в браузере Google.com.
  8. См. описание альбома на сайте Александра Букаева «The Music MATRIX».

Литература

Ссылки

Юрий Чернавский
Страны работы
Государственные джаз-оркестры
Ансамбли, рок-группы
(музыкальный продюсер)
Основатель/
совладелец компаний
Международные фестивали
(музыкальный директор)
Дискография
Песни-хиты