Амин, Хафизулла

Статья на основе материалов из Википедии

Хафизулла́ Ами́н (1 августа 1929 — 27 декабря 1979) — афганский государственный, политический и партийный деятель, член Политбюро ЦК НДПА, министр иностранных дел (19781979), министр обороны, премьер-министр, генеральный секретарь ЦК НДПА и председатель Революционного совета Афганистана (1979).

Биография

Хафизулла Амин родился 1 августа 1929 года в провинции Пагман близ Кабула, в семье начальника тюрьмы. По национальности пуштун-гильзай, выходец из небольшого пуштунского племени харути (хароти). Окончил высшее педагогическое училище и научный факультет Кабульского университета со степенью бакалавра наук в области физики и математики[3]. После получения образования Амин стал преподавателем, заместителем директора и директором Кабульского лицея «Ибн Сина».

В 1957 году он получил стипендию на продолжение образования в колледже при Колумбийском университете в Нью-Йорке (США), где получил степень магистра. Там он был главой афганского землячества. Там же началось увлечение Амина марксизмом: в 1958 он вступил в члены «Прогрессивного социалистического клуба». В своей книге «КГБ — ЦРУ. Секретные пружины перестройки» бывший генерал-майор КГБ Вячеслав Широнин утверждает, что в то время началось сотрудничество Амина с ЦРУ, не прекратившееся и позднее[4]. В 1962 году Амин вновь отправлялся в США, чтобы получить степень доктора философии, но, не получив, в 1965 году вернулся на родину[5].

Политическая карьера

После возвращения преподавал в Кабульском университете; в это время имел репутацию пуштунского националиста[6].

Член НДПА с 1966 года. В 1968 году пленум фракции «Хальк» перевёл Амина из членов партии в кандидаты, охарактеризовав его как человека, скомпрометировавшего себя «фашистскими чертами». С 1969 года — депутат нижней палаты парламента. С 1977 года — член ЦК НДПА.

Во главе Афганистана

Пришёл к власти 16 сентября 1979, сместив, а затем убив своего предшественника Тараки. Активно продолжал начавшиеся при Тараки политические репрессии как против консервативного духовенства и сторонников прежнего режима, так и против конкурирующей партийной фракции «Парчам»[7].

Одним из первых озвучил мысль о необходимости советской интервенции в ДРА[8]. В тот же год пережил два покушения 16[9] и 27 декабря (попытка отравления), но в тот же день был убит в результате успешного штурма дворца советским спецназом[10][1] в начале Афганской войны (1979—1989).

Амин впервые в истории Демократической Республики Афганистан открыто заявил, что в стране строится социалистическое общество[11].

Не в силах остановить новые выступления вооружённой оппозиции, Амин сворачивал правительственные программы, давал взаимно противоречивые обещания и даже вступил в контакт с Пакистаном. Он распустил службу безопасности Тараки и публично объявил, что с момента Апрельской революции в результате репрессий правительства Тараки погибло более 12 тысяч человек[12]. Однако Хафизулла Амин не только не прекратил террор, а, наоборот, усилил репрессии и даже превзошёл в этом Дауда и Тараки. Политбюро ЦК КПСС на заседании 31 октября 1979 года обращается к данной ситуации:

В своей книге «Политические записи и исторические события» бывший премьер-министр Афганистана Султан Али Кештманд пишет, что эпоха Амина является пятном в истории Афганистана. Он считает, что Амину удалось взять в свои руки все рычаги власти, создав тем самым тоталитарный режим в стране[13].

Штурм Тадж-Бека

Главная статья: Штурм дворца Амина

Режим Амина не пользовался популярностью, положение президента было шатким, а смена власти в Афганистане могла привести к его выпадению из советской сферы влияния. Более того, предполагалось, что Амин сотрудничает с ЦРУ и может сблизиться с Китаем и западными странами, а это было наиболее опасным. Хафизулла мог разрешить размещение военных баз НАТО на территории своей страны. Допустить появления войск вероятного противника у своих границ руководство СССР не могло, поэтому 12 декабря 1979 года Политбюро ЦК КПСС приняло секретное постановление «К положению в „А“». Суть его сводилась к тому, что необходимо устранить Хафизуллу Амина, на его место поставить Бабрака Кармаля, давнего агента КГБ, а для стабилизации положения послать в Афганистан войска.

27 декабря около 700 человек, включая бойцов спецгрупп КГБ «Альфа» и «Зенит», одетых в афганскую форму, выехали на штурм на военных автомобилях с афганскими опознавательными знаками[1]. Знаком к началу штурма дворца Тадж-Бека был взрыв узла связи на центральной площади города. Бой во дворце длился 43 минуты. Охрана дворца оказала неожиданно ожесточенное сопротивление, и 11 нападавших погибло, в том числе и командир групп полковник Григорий Бояринов, начальник школы подготовки агентов для спецопераций отдела КГБ № 8 в Балашихе. Во время штурма Амин лежал в полубессознательном состоянии после отравления на обеде, данном в честь возвращения из СССР Гулам-Дастагира Панджшери (возможно, с помощью повара-агента КГБ)[14]. Ему оказывали помощь советские врачи, и ближе к концу штурма он был уже в сознании[15]. По воспоминаниям участников, хирург Анатолий Алексеев довёл Амина до бара[16]. Афганский лидер присел к стене, но тут раздался детский плач и откуда-то выбежал сын Амина, который, увидев отца, бросился к нему. Амин обнял его. Ночью кабульское радио сообщило, что по решению революционного суда Амин приговорён к смертной казни и приговор приведён в исполнение.

Обстоятельства смерти

Точно неизвестно, как именно погиб Амин. Сарвари и Гулябзой заявили, что, когда они вошли во дворец, Амин был уже мёртв и, по их мнению, он покончил с собой. По воспоминаниям одного из участников того штурма Николая Берлева:

Один из участников операции потом рассказывал[17]:

Существует также версия, что Амин был взят живым и доставлен в советское посольство на чёрном лимузине под охраной двух танков[18]. 30 декабря газета «Правда» официально сообщила: «В результате поднявшейся волны народного гнева Амин вместе со своими сторонниками предстал перед справедливым революционным судом народа и был казнён». Какие бы ни были версии и факты, известно, что после штурма тело Амина завернули в ковёр и вынесли из дворца. Место захоронения бывшего правителя Афганистана до сих пор неизвестно.

Версии сотрудничества с ЦРУ

Существует версия, что Амин был сотрудником ЦРУ, однако прямых доказательств этому нет. По свидетельству некоего высокопоставленного американского дипломата[19],

Доктор исторических наук Юрий Кузнец, в 1979—1987 годах работавший политическим советником при ЦК НДПА, отмечал[20]:

Оценки личности Х. Амина

Я заявляю всему миру, что звено в цепи деспотизма — режим Х. Амина и его приспешников — уничтожено в сердце Азии. Единоличный и кровавый режим этого предателя народа и родины пал под грузом своих преступлений, подведена черта под его зверскими авантюрами. (Бабрак Кармаль, Обращение от 29 декабря 1979 года)[21]
Амин <…> Это я вам скажу, умный был человек. Энергичный и исключительно работоспособный. <…> Тараки считал его самым способным и преданным учеником, был влюблён в него… и доверял ему полностью, говорят, может быть, даже больше, чем самому себе (Пузанов Александр Михайлович, посол СССР в Афганистане до 1979 года)[22]

Бывший министр финансов ДРА Абдул Карим Мисак считал Амина сталинистом и пуштунским националистом, но не агентом ЦРУ. Он отмечал, что Амин «всячески раздувал собственный культ, причём жажда известности не только в Афганистане, но и во всём мире — эти его амбиции в буквальном смысле не знали границ». Амин имел «талант крупного организатора», «прогресса во всём он стремился добиться очень быстро, сию минуту». Амин с восторгом рассказывал о Фиделе Кастро, завидовал его авторитету, популярности и героическому прошлому. Он с особым воодушевлением рассказывал о встречах с Кастро на Кубе, о своём присутствии на заседаниях Политбюро Коммунистической партии Кубы[2]

Бывший член Политбюро ЦК НДПА Шараи Джаузджани вспоминал, что Амин был человек «мужественный, полный энергии, всегда общительный». «Любое сопротивление искоренял беспощадно». Он считал Амина левым догматиком, нетерпимым к инакомыслию, который до какого-то момента преклонялся перед Тараки, искренне клялся в дружбе к СССР. Амин заявил советской делегации — «Я больше советский, чем вы». Он планировал создать конституцию, которая содержала бы тезис о диктатуре пролетариата, превращала бы Афганистан в союзное государство по образцу СССР, с пуштунской, таджикской, белуджской и пр. союзными республиками[2]

Генерал-майор Василий Заплатин, советник при начальнике ГлавПУРа ВС ДРА, в 1979 году охарактеризовал Амина как «верного и надёжного друга Советского Союза и всесторонне подготовленного лидера Афганистана», и привёл такой пример: «Амин всегда признавал всего два праздника в году: 7 ноября и 9 мая, то есть день Великой Октябрьской революции и День Победы над фашизмом. В эти два праздника он мог позволить себе выпить сто граммов водки, в другое время он никогда спиртное не употреблял»[23].

Примечания

  1. Andrew, Christopher, Mitrokhin, Vasily The Sward and the Shield: The Mitrokhin Archive and the Secret History of the KGB, chapter 23 : Perseus Books Group, 2012
  2. Снигирёв В., Гай Д. Вторжение // Знамя — 1991 — № 3 — С.203
  3. Hafizullah Amin
  4. КГБ — ЦРУ. Секретные пружины перестройки
  5. Hafizullah Amin: Encyclopedia II — Hafizullah Amin — Early Years
  6. Архивированная копия — 2006-12-05 — 2007-09-27
  7. На совести Амина тысячи и тысячи убитых людей. Это активисты. Это лучшие партийные кадры, в которых и без того был дефицит. Однажды в Кабул пригласили более 500 представителей духовенства и всех их уничтожили. В последние месяцы, когда Амин обрёл абсолютную власть, устранив Нур Мухаммеда Тарики, там ежедневно совершались убийства. См. http://www.rusk.ru/st.php?idar=102190 .
  8. Протокол заседания политбюро ЦК КПСС от 17 марта 1979 года, http://psi.ece.jhu.edu/~kaplan/IRUSS/BUK/GBARC/pdfs/afgh/afg79pb.pdf
  9. Советские войска в Афганистане: операция «Шторм-333»
  10. А.Гуськов. ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ АФГАНСКОЙ ВОЙНЫ Россія, Москва, 20.12.2002 г. (публикация службы внешней разведки России) http://svr.gov.ru/smi/2002/ros20021220.htm
  11. Валерий Аблазов. Война накануне войны. / Корж Г. П. Афганское досье. — Харьков: Фолио, 2002. — С. 31.
  12. Афганистан: история войн от Александра Македонского до падения Талибана. — М.: Изд-во Эксмо. — с. 305—306.
  13. Возвращение Султан-Али Кештманда
  14. Andrew, Christopehr, Gordievsky, Oleg KGB: The Inside Story : New York: Harper Perennial, 1991, p.574
  15. Deac, W. P. Sky Train Invasion : Afghanistan Forum, No. 3, 1993, p.23
  16. «ШТОРМ-333». Как штурмовали дворец Амина — Александр Антонов / Журнал «Родина» — 1999 г. — 2012-02-18
  17. 100 великих заговоров и переворотов
  18. The Soviet Invasion and the Afghan Response, 1979—1982
  19. Александр Чхеидзе. Афганская ловушка для двух сверхдержав
  20. Юрий КУЗНЕЦ: «Афганистан — это ящик Пандоры, источник разногласий на всех уровнях»  — Красная звезда, 25 декабря 2004
  21. Правда об Афганистане / М. АПН. — 1980—104
  22. Снигирёв В., Гай Д. Вторжение // Знамя — 1991 — № 3 — С. С.200-201
  23. Совершенно СЕКРЕТНО — Ошибка нелегала «Миши»

Литература

  • Амин, Хафизулла — Новая российская энциклопедия — М. : «Энциклопедия» Издательский дом «Инфра-М», 2005 — 1 — 360 (Данная статья содержит неточности или опечатки: указано, что Х.Амин вступил в НДПА в 1963 году, но партия была основана только в 1965 году; президент Мухаммед Дауд был свергнут в апреле 1978 года, а не в апреле 1974 года) .
  • Misdaq, Nabi.  Afghanistan: Political Frailty and External Interference — https://books.google.com.au/books?id — New York : Taylor & Francis, 2006 — xxv + 355 — ISBN 978-0-415-70205-8 — Misdaq

Главы Афганистана с 1973 года
Республика Дауда (1973—1978)Мухаммед Дауд
Демократическая Республика (1978—1992)Нур Мохаммад Тараки • Хафизулла Амин • Бабрак Кармаль • Хаджи Мохаммад Чамкани (и. о.) • Мохаммад Наджибулла • А. Р. Хатеф (и. о.)
Исламское Государство Афганистан (1992—1996)Себгатулла Моджаддеди • Бурхануддин Раббани
Исламский Эмират (1996—2001)Мухаммед Омар
Исламская Республика (с 2001)Бурхануддин Раббани • Хамид Карзай • Ашраф Гани